Возмещение вреда в связи с незаконным уголовным преследованием

Реабилитация: компенсация за незаконное лишение свободы

Возмещение вреда в связи с незаконным уголовным преследованием

   Термин реабилитация подозреваемого (обвиняемого), а быть может и осужденного в юридическом смысле – восстановление в правах с компенсированием морального вреда.

Это своего рода извинения со стороны государства за действия (бездействие) органов государственной власти или должностных лиц, которые оказались незаконными и необоснованными, за действия направленные на доказывание вину в ситуации полной невиновности человека.

Данная позиция государства отражается в главе 18 УПК РФ и в 53 статье Конституции РФ.

   Наш адвокат по уголовным делам поможет пройти процедуру реабилитации от начала подачи заявления до исполнения решения суда о присужденной денежной суммы. Реабилитация подозреваемого (обвиняемого) в УПК РФ включает в себя прежде право на возмещение имущественного вреда, морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Компенсация за незаконное лишение свободы

   В рассматриваемом случае компенсацию за незаконное лишение свободы, следует расценивать как некую меру ответственности нашего государства. Будь то ошибки следователей или судей.

Определённо любой незаконно осужденный человек, а к тому же отбывающий наказание в колонии испытывает от этого нравственные переживания. Прежде всего это безусловно связано с незаконным осуждением.

По мимо этого при определении размера компенсации следует учитывать и личность оправданного.

   Вообще компенсацию за незаконное осуждение, следует разграничивать. Среди видов компенсации можно выделить два основных:

  • Нравственные страдания. Таковые, какие понес осужденный в местах лишения свободы.
  • Материальный вред. Размер такого вреда, например, может составлять размер невыплаченной заработной платы. Сюда же можно отнести и иные убытки, которые сформировались за период Вашего незаконного осуждения.

Как подать на реабилитацию?

   Права на реабилитацию возникает у Вас с момента принятия судом в отношении вас оправдательного приговора, либо же постановления следователя или прокурора о прекращении уголовного дела, по основаниям, указанным в кодексе.

С момента принятия того или иного акта, суд или следователь разъясняет Вам право на реабилитацию.

Более того с момента принятия оправдательного акта, Вас официально должны проинформировать извещением с разъяснением порядка подачи заявления о реабилитации.

   Реабилитация, представляет собой некое требования к государству связанное с возмещением имущественного вреда, причиненного лицу, у которого возникло права на компенсацию за незаконный арест.

   Для того что бы подать на реабилитацию, Вам необходимо совершить следующие этапы:

  1. Подготовка требования о реабилитации. Оно составляется по правилам составлением иска. То есть в нем должен быть отражен размер имущественного ущерба, например, расходы на адвоката в рамках уголовного дела или расчеты с недополученной/невыплаченной заработной платой.
  2. Подача Требования. Такое требование подается в суд, принявший оправдательный приговор. Если уголовное дело было прекращено следователем, то требование подается по месту нахождения органа, вынесшего постановление.
  3. Судебное разбирательство. Здесь вы отстаиваете свои расходы, подтверждаете несения таковых доказательствами по делу, а также предоставляете доказательства, подтверждающие наличие убытков.
  4. Принятие решения. Постановления судов по заявлениям о реабилитации могут быть обжалованы.

На что здесь стоит обратить внимание:

   На требования, вытекающие из реабилитации, распространяется срок исковой давности, который составляет 3 года. В связи с чем, важно не пропустить этот срок. Тут имеется и свой порядок исчисления сроков.

   Наши адвокаты, помогут составить Вам требование на реабилитацию и представлять Ваши интересы по рассмотрению Вашего заявления. Помощь представителя по таким делам особенно необходима, поскольку зачастую суды занижают, подлежащий взысканию размер имущественных требований.

Исковое заявление о признании права на реабилитацию

   Право на подачу такого заявления возникает у реабилитированного лица, как указывалось выше с момента принятия оправдательного акта.

Однако в отличии от реабилитации, исковое заявление предполагает наличие требований о взыскании нравственных и физических страданий за незаконное осуждение.

Поэтому такие дела, рассматриваются отдельно от имущественных требований, в порядке гражданского, а не уголовного судопроизводства.

Как подать исковое заявление?

  1. Определяем подсудность спора. Требования о взыскании компенсации будут рассматриваться по общим правилам. То есть по месту нахождения ответчика. Ответчиком же по делу будет министерство финансов РФ.
  2. Подача иска. Исковое заявление подается в суд общей юрисдикции по количеству экземпляров, соответствующих числу сторон.
  3. Рассмотрение дела. Здесь Вы будите приводите доказательства в обоснование несения нравственных страданий. Это могут быть в том числе и показания свидетелей.
  4. Получение решения суда и исполнительного листа. Исполнительный лист можно предъявить для принудительного исполнения в службу судебных приставов.

   Помощь нашего уголовного адвоката  по вопросу прохождения процедуры реабилитации подсудимого, подозреваемого (обвиняемого), определения размера причиненного вреда и путей его взыскания включает в себя следующее:

  • определение размера заработной платы, пенсии, пособия, других средств, которых Вы лишились в результате ошибочного уголовного преследования со стороны государства, поможет Вам в собирании документов, подтверждающих размер упущенного дохода, подробнее о всем этом мы расскажем на консультации уголовного адвоката;
  • поиск путей по возвращению, либо возмещению Вашего конфискованного имущества;
  • возмещение штрафов и процессуальных издержек, взысканных с Вас во исполнение приговора суда, сумм, выплаченных Вами за оказание Вам профессиональной юридической помощи;
  • работа с органами государственной власти, представление Ваших интересов в данных организациях;
  • составление заявления в суд о взыскании компенсации с государства, полное ведение Вашего дела в суде, а также обжалование решения суда в случае удовлетворения исковых требований не в полном объеме с нарушением принципа справедливости (читайте условия нашей Акции по составлению жалоб на выгодных условиях по ссылке);
  • участие в исполнительном производстве, работа с судебными приставами на стадии взыскания суммы компенсации, присужденной решением суда.

Размер компенсации за незаконное уголовное преследование

   Компенсация за незаконное уголовное преследование не всегда предполагает собой применения в отношение подозреваемого или обвиняемого лица меры пресечения в виде заключение под стражу.

В принципе если в отношении вас было возбуждено уголовное дело, по подозрению в совершении преступления, которого вы не совершали, Вы всегда имеете право на получение соответствующей компенсации.

Установленных законом размеров, подлежащей выплате компенсации – не установлено. Суды разрешают такой вопрос. Как указывалось, выше с учетом конкретных обстоятельств дела.

Если вы определись с размером, который по ваше мнению соответствует характеру незаконного уголовного преследования и понесенных Вами страданий, рекомендуем Вам в вашем заявлении на взыскании компенсации в качестве основания указать следующее:

   Безусловно указать на статью по которой в отношении вас было возбуждено уголовное дело. Некоторые истории даже приобретают общественный резонанс. Определенно если Вас обвиняют в совершении изнасилования (особо тяжка статья), размер ваших переживаний увеличивается. Это та ситуация, когда соседи начинают показывать на Вас пальцем. О всех этих неприятностях стоит указать суду.

   Указать на ограничения, связанные с уголовным преследованием. Это есть если вы были заключены под стражу, определённо вы потеряли контакт с семьей и окружающим Вас миром. Возможно это стало причиной психологических отклонений. Вы стали замкнуты и иное. Обо всем этом надо говорить и указывать суду.

   Физические страдания. Нельзя исключать и тот момент, что в результате незаконного преследования вы перенесли болезнь. Нередко такое встречается при рассмотрении исков по компенсация за нахождение в СИЗО

   Как видно из вышесказанного, сам по себе процесс по реабилитации подозреваемого (обвиняемого), а равно по возмещению причиненного Вам вреда действиями (бездействием) органами государственной власти представляет собой не простую процедуру, требующую специальных познаний в области юриспруденции. Обратившись к опытному адвокату за помощью, по прохождению процедуры получения компенсации Вы повысите свои шансы на более быстрое, всестороннее и квалифицированное завершение процедуры реабилитация подсудимого.

ВНИМАНИЕ: смотрите видео о защите прав обвиняемого адвокатом и подписывайтесь на наш канал , вам станет доступна бесплатная юридическая помощь адвоката через комментарии к видеоролику.

Образец заявления на реабилитацию по уголовному делу

В Ленинский районный суд г. Екатеринбурга

ИСТЕЦ:

З.

ОТВЕТЧИКИ:

Министерство финансов

Свердловской области

г. Екатеринбург, пр. Ленина, д. 34.

Исковое заявление о взыскании компенсации морального вреда за незаконное содержание под стражей

Источник: https://katsaylidi.ru/feedback/reabilitatsiya-podozrevaemogo-obvinyaemogo

Суд пересмотрит размер компенсации морального вреда адвокату за незаконное уголовное преследование

Возмещение вреда в связи с незаконным уголовным преследованием

Верховный Суд РФ вынес определение по спору между адвокатом и госорганами о взыскании с последних компенсации морального вреда за его незаконное уголовное преследование и многочисленные нарушения следствием прав гражданина.

Две судебные инстанции оценили нравственные страдания адвоката в 50 тыс. руб

В мае 2015 г. в отношении адвоката АП г. Санкт-Петербурга Сергея Надеина было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Его поместили под домашний арест общей продолжительностью 10 месяцев, который затем сменился подпиской о невыезде, длившейся около 15 месяцев. В июле 2017 г.

уголовное дело в отношении адвоката было прекращено за отсутствием в деянии состава преступления, за ним было признано право на реабилитацию.

Впоследствии Сергей Надеин обратился в суд с иском к Минфину России и ГСУ СК РФ по г. Санкт-Петербургу о компенсации морального вреда на сумму 3,2 млн руб. и возмещении судебных расходов в размере 20 тыс. руб.

В обоснование своих требований истец ссылался не только на необоснованное уголовное преследование, но и на незаконные действия следователя во время предварительного расследования по делу, которые ранее были установлены соответствующими постановлениями судов.

В частности, адвокат утверждал, что следствие нарушило его право на помощь защитника по соглашению, незаконно провело обыск по месту его регистрации, допустило утечку его персональных данных.

Сергей Надеин также ссылался на ухудшение здоровья вследствие незаконного уголовного преследования, страдания, связанные с утратой социальных связей и доверия на работе и с отсутствием возможности содержать семью.

Районный суд удовлетворил иск адвоката частично, взыскав в его пользу только 50 тыс. руб. (по 67 руб. за каждый день незаконного применения мер пресечения). Апелляция дополнила решение первой инстанции, лишь взыскав в пользу истца еще 3 тыс. руб. в качестве расходов на представителя.

При вынесении своих решений суды учли тяжесть предъявленного истцу обвинения; его переживания по поводу того, что он не совершал вмененное ему преступление; длительное пребывание его под домашним арестом и подпиской о невыезде. Указанные действия, как указали суды, не могли не оказать негативного влияния на психологическое состояние истца, а также неизбежно повлекли за собой общественное порицание и утрату доверия к нему как к адвокату.

В то же время обе инстанции отклонили доводы Сергея Надеина о физических и нравственных страданиях.

Также были проигнорированы доводы адвоката о причинении ему морального вреда незаконными действиями следователя, выразившимися в ограничении доступа к выбранному защитнику и производстве незаконного обыска по его месту жительства, при этом суды сослались на отсутствие доказательств понесенных страданий именно от этих действий.

Истцу было отказано и во взыскании компенсации морального вреда за незаконную передачу его персональных данных. Кроме того, суды отметили недоказанность ухудшения здоровья адвоката вследствие незаконного уголовного преследования.

Верховный Суд РФ не согласился с выводами нижестоящих инстанций

В кассационной жалобе в Верховный Суд Сергей Надеин просил отменить судебные акты в части отказа в удовлетворении иска в размере, заявленном истцом.

Изучив обстоятельства дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ нашла кассационную жалобу обоснованной.

Высшая судебная инстанция не согласилась с нижестоящим судами в том, что присужденная ими компенсация морального вреда за нахождение истца под домашним арестом и подпиской о невыезде, а также за его уголовное преследование свыше двух лет отвечает принципам добросовестности, разумности и справедливости.

Проведенный Судом анализ гражданско-правовых норм также показал, что при виновном нарушении любых нематериальных благ гражданин имеет право на присуждение компенсации морального вреда.

«Суды не учли, что размер причиненного морального вреда по делам, связанным с незаконным уголовным преследованием, в частности за причинение физических страданий, обусловленных ухудшением состояния здоровья, не должен в обязательном порядке подтверждаться документами о нетрудоспособности или о приобретении лекарств.

При незаконном уголовном преследовании каждый человек испытывает как нравственные, так и физические страдания. Это является общеизвестным фактом, не требующим доказывания в силу ч. 1 ст. 61 ГПК РФ», – отмечено в тексте определения Верховного Суда.

Со ссылкой на постановление судьи районного суда от 18 ноября 2015 г. ВС отметил, что ранее суд признал незаконными допрос следствием защитника подозреваемого Ирины Надеиной в качестве свидетеля, а также решение о ее отводе от участия в уголовном деле в качестве защитника.

Воспрепятствование деятельности защитника нарушило права истца, равно как и незаконная передача его персональных данных адвокату свидетелей по делу, который получил доступ к частной, личной, семейной жизни Сергей Надеина и его персональным данным.

Вследствие указанных обстоятельств истец имеет право на присуждение компенсации морального вреда.

«Поскольку такими действиями следственных органов нарушены личные неимущественные права истца, то законных оснований для отказа в присуждении компенсации морального вреда, в том числе и по этому основанию, у суда апелляционной инстанции не имелось», – отметил ВС в своем судебном акте.

С учетом изложенного Верховный Суд РФ вынес Определение № 78-КГ18-82, которым вернул дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда

Редакция «АГ» обратилась за комментарием к Сергею Надеину, однако адвокат отказался комментировать определение ВС. В этой связи были запрошены комментарии сторонних экспертов.

Так, адвокат МКА «Конфедерация» Валентина Леонидченко полагает, что значимость определения ВС заключается в пресечении складывающейся негативной судебной практики, «которая при отсутствии своевременного реагирования вышестоящих инстанций имеет свойство закрепляться».

В то же время эксперт отметила, что комментируемый судебный акт не способен разрешить основную проблему по аналогичным спорам, суть которой сводится к наличию в гражданском законодательстве, в частности ст.

151 ГК РФ, лишь общих оценочных понятий и отсутствию критериев, «которые должны учитываться судами при назначении размера компенсации с учетом специфики дел (тяжесть обвинения, возможное наказание; объект преступления; применимая мера пресечения и ее длительность; значимые последствия и др.)».

В качестве наглядного примера адвокат сослалась на ст.

2 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, в которой отмечено, что размер компенсации определяется судом исходя из требований обстоятельств дела, продолжительности нарушения и значимости его последствий для заявителя, с учетом принципов разумности и практики ЕСПЧ. «При рассмотрении исков реабилитированных лиц на усмотрение суда предоставлены и обстоятельства, которые должны учитываться, и критерии оценки, и размер компенсации. Не ограниченное нормами права усмотрение суда порождает значительные расхождения в судебной практике, не исключает вынесения решений, которые не достигают своей цели – неадекватный размер компенсации усугубляет моральные страдания и недоверие к государству, нарушает принцип конституционного равенства перед законом и судом», – полагает Валентина Леонидченко.

ВС присудил почти 2,4 млн руб. компенсации за 38 месяцев незаконного содержания под стражейСославшись на практику ЕСПЧ, Верховный Суд указал, что присужденная первой инстанцией компенсация в 150 тыс. руб. является явно несправедливой

Адвокат АК «Гражданские компенсации» Ирина Фаст отметила, что комментируемый судебный акт является вторым по счету определением ВС, в котором высказываются позиции относительно размера взысканной компенсации и оснований для этого. Она напомнила, что ранее Верховный Суд своим Определением № 78-КГ18-38 от 14 августа 2018 г.

увеличил сумму компенсации по аналогичному делу со 150 тыс. до 2,3 млн руб. со ссылками на практику ЕСПЧ. «Создается впечатление, что суды на местах не слышат позицию вышестоящих коллег. Указанная тема активно обсуждается в юридическом сообществе.

ВС формирует практику по указанным вопросам, “подает сигналы” всему судейскому сообществу, которых должно быть больше», – считает эксперт.

Ирина Фаст напомнила, что 25 сентября прошлого года на круглом столе в ФПА обсуждалась соответствующая тема о неразумной мизерности присуждаемых компенсаций (медианное значение по РФ от 70 до 140 тыс. руб. за вред жизни и здоровью), так и об их неравномерности, когда за схожие случаи могут присудить 100 тыс. или 1 млн руб.

«Стоимость» человеческой жизниЭксперты – о необходимости и возможных подходах к урегулированию судебной практики выплаты компенсаций за нанесенный материальный и моральный вред

Партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов позитивно оценил позицию Суда: «В последнее время крайне редко можно встретить судебный акт Верховного Суда, который был бы вынесен в пользу гражданина, а не государства». Тем не менее эксперт с сожалением отметил, что тема размера компенсации до конца не была раскрыта ВС.

«Безусловно, в отношении незаконно привлеченного лица к уголовной ответственности (при разрешении вопроса о компенсации морального вреда по данному факту) обязанность по доказыванию отрицательных фактов не может быть применена.

Крайне тяжело доказать то, что из-за уголовного дела с человеком перестало общаться все его окружение, и теперь он длительное время не может найти работу, поскольку на собеседовании вынужден рассказывать, что причиной увольнения с последнего места работы стало незаконное уголовное преследование. Однако это не освобождает заявителя от обоснования размера компенсации дополнительными доводами и доказательствами. Примером в данном случае служат постановления районных судов, вынесенные в порядке ст. 125 УПК РФ, которыми признана незаконность отдельных следственных действий», – пояснил адвокат.

Сергей Гревцов негативно оценил и то обстоятельство, что Верховный Суд РФ, признав факт явного занижения размера компенсации морального вреда в отношении адвоката, не взял на себя рассмотрение вопроса по существу и направил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

«Разрешение этого вопроса позволило бы на уровне Верховного Суда РФ сформировать диапазон размера компенсации за различного рода процессуальные нарушения в рамках уголовного дела в отношении реабилитируемых подследственных.

Лучшим показателем влияния на судебную практику станет результат рассмотрения данного дела в суде апелляционной инстанции», – полагает эксперт.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/sud-peresmotrit-razmer-kompensatsii-moralnogo-vreda-advokatu-za-nezakonnoe-ugolovnoe-presledovanie/

01.11.18. Компенсация морального вреда за незаконное уголовное преследование – пример из практики

Возмещение вреда в связи с незаконным уголовным преследованием

В сфере уголовного судопроизводства реализация данной конституционной нормы обеспечивается применением института реабилитации.

Что говорит закон?

Согласно статье 5 УПК РФ, реабилитация – это порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию и возмещения ему вреда.

Согласно ст.

133 УПК РФ, право на реабилитацию включает право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах; при этом вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда (часть первая).

Согласно ст.

1069 ГК РФ, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В соответствии со ст.

1070 ГК РФ, вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ возмещается за счет казны РФ, казны субъекта РФ или муниципального образования.

На основании ст.

1100 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда, в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Помимо указанных норм закона существуют и неоднократные разъяснения, данные в Пленумах ВС РФ.

Иными словами, возникло бы право на эту самую реабилитацию, а подать исковое заявление проще простого – дефицита нормативной базы по этому вопросу нет. Все, казалось бы, предельно ясно, гарантировано Конституцией и Федеральными законами.

Сложности на практике

Но на практике все не так уж однозначно. Конечно, решение по заявленным требованиям будет вынесено, и никто не сможет назвать его незаконным. Но вот насколько справедливым?

Для обывателя это ни о чем не говорящая норма закона, но практикующий адвокат понимает, через что приходится пройти, в какую борьбу вступить с нашей системой и что испытать перед тем, как гордо сообщить бывшему подзащитному: «Теперь Вы имеете право на реабилитацию!»

Чтобы все лишения, перенесенные обвиняемым, признали незаконными, уголовное дело должно закончиться либо оправдательным приговором, либо прекращением по реабилитирующим основаниям. А как часто это происходит?

Согласно официальной статистике за 2017 год, вынесено всего 0,2% оправдательных приговоров.

Немного. Опустим философию и долгие рассуждения о репрессивной направленности работы правоохранительных органов и о том, что судебная система работает с явным уклоном в сторону обвинения. Этот факт и так всем известен.

Вот, предположим, светлый час настал. Неимоверными усилиями вы достигли результата в виде полного опровержения доводов обвинения и испытали ощущение торжества справедливости, когда эхом по залу судебного заседания пронеслась фраза служителя Фемиды: «Оправдать!»

Вот казалось бы и полная победа. Теперь, когда закон и справедливость восторжествовали, самое время потребовать у государства компенсацию за все те страдания и мытарства, которые пришлось перенести человеку в связи с незаконным уголовным преследованием со стороны органов этого самого государства.

И закон на вашей стороне. И все условия для обращения о компенсации морального вреда. Но не тут то было.

Прокуратура не спешит приносить официальные извинения до тех пор, пока на нее не будет возложена таковая обязанность судом.

Министерство финансов, будучи ответчиком по заявленному иску, будет вгрызаться в каждую мелочь, оспаривать каждый рубль, который, не дай Бог, придется оплатить из государственной казны.

Прокурор опять-таки будет в процессе вашим оппонентом, совершено забыв при этом, что здесь он не государственный обвинитель, не правовой противник истца, а представитель власти, который должен защищать права потерпевшего от незаконных действий должностных лиц и способствовать восстанавливаю этих прав, исходя из принципов справедливости и законности.

В глазах всех участвующих лиц, в том числе судьи, – застывший вопрос: «Вас же и так оправдали, радуйтесь! Чего вам еще-то надо от государства?»

Ну или самый любимый вопрос: «А в чем выразились Ваши физические и нравственные страдания? И где доказательства этого?»

Вопрос о компенсации морального вреда

Помилуйте, неужели нуждается в доказывании тот факт, что человек прошел через все круги ада, пока все силы правоохранительных органов были брошены на то, чтобы доказать то, в чем он не виновен.

И хорошо, если эти методы собирания доказательств соответствовали уголовно-процессуальному закону.

А через что прошел человек, находящийся под стражей, к которому к тому же применялись методы недозволенного характера? Ведь это не редкость.

Всем известно, что определение размера компенсации морального вреда остается на усмотрение суда, исходя из его личных убеждений. Но только тот, кто с данной ситуацией столкнулся в жизни, поймет какую опасность таят в себе столь расплывчатая формулировка в законе и полное отсутствие единой судебной практики по указанной категории дел.

Это значит, что если два человека, пережившие примерно одинаковые лишения в результате незаконно предъявленного обвинения, обратятся в суд и их дело будет рассматриваться разными судьями в одно и то же время, то, исходя из личных убеждений, одному из них судья определит сумму компенсации в 200 000 рублей, а второму посчитает достаточной 2000 рублей.

И оба решения будут законными и ни одна последующая инстанция не будет вмешиваться в вопросы справедливости и соразмерности размера взысканной суммы и, конечно, не найдет оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции.

Обзор судебной практики позволяет сделать вывод, что редко выносимые решения соответствуют принципам справедливости, разумности и соразмерности и далеко не всегда направлены на восстановление прав реабилитированного гражданина.

Частичное оправдание

Еще сложнее в случае вынесения приговора, которым подсудимый частично оправдан. То есть, по одному из предъявленных обвинений установлена его невинность, а в совершении другого преступления он признан виновным и ему назначено наказание.

Непонятно при этом, каким образом суд приходит к выводу, что степень физических и нравственных страданий от незаконного уголовного преследования намного меньше, если человек одновременно виновен в совершении совершенно другого преступления. А переход судьи на личность заявителя вообще идет вразрез со всеми ныне действующими положениями, закрепленными в Конституции, Федеральных Законах, неоднократными Постановлениями и Определениями Верховного и Конституционного суда.

За примером далеко ходить не нужно. За свою практику могу вспомнить несколько судебных постановлений, заставляющих испытать разочарование. Но рассказать хотелось бы о последнем.

Пример из практики

Не так давно было рассмотрено уголовное дело в отношении Б., который обвинялся в разбойном нападении. Находился он на подписке о невыезде, учитывая его незначительную роль в соучастии и активное способствование раскрытию преступления.

Через месяц он становится обвиняемым в совершении причинения умышленного вреда здоровью, повлекшего смерть по неосторожности (статья 111 часть 4 УК РФ). Это диспозиция статьи – для юристов, для обычных граждан – это убийство, особо тяжкое преступление.

По подозрению в совершении причинения смерти человеку Б. взят под стражу. Далее прокуратура принимает решение объединить несколько разных эпизодов, не имеющих к Б. никакого отношения, в одно уголовное дело. Сроки расследования от этого существенно увеличиваются, судебное заседание затягивается и длится более 3 лет!

Все это время Б. находится в условиях СИЗО. Учитывая, что свою причастность к смерти потерпевшего он отрицал и с самого начала ссылался на имеющиеся алиби, период следствия показался ему настоящим адом.

На протяжении нескольких месяцев оказывалось давление с целью получить признательные показания, применялись противозаконные методы, человек помещался в так называемую «пыточную камеру» – что там происходит, думаю объяснять нет необходимости.

Не сложно догадаться, что здоровье этого человека утрачено навсегда и вряд ли подлежит восстановлению.

Тем временем не имея доказательств вины, следователь попросту фабрикует уголовное дело, фальсифицирует доказательства (что установлено приговором) и благополучно направляет дело в суд.

Сами по себе условия содержания в Российских СИЗО явно не предназначены для столь длительного пребывания в них. После 3 лет нахождения в изоляторе все чаще судебные заседания стали откладывать по той причине, что Б. по состоянию здоровья просто не мог быть этапирован и доставлен в зал суда.

Поскольку действия происходили в небольшом провинциальном городке, все знакомые, родственники, потерпевшие считают Б. убийцей. Что, несомненно, причиняет нравственные страдания, удваиваемые тем обстоятельством, что погибший — друг обвиняемого с детства.

Описывать все страдания мужчины, перенесенные за три с лишним года, я не буду, чтобы не утомить читателя. Картина произошедшего, думаю, ясна и без подробностей.

В итоге — вымученный, выстраданный, но оправдательный приговор.

При этом Б. признан виновным в совершении другого преступления и отправлен для отбывания дальнейшего наказания в ИК.

Иск о компенсации морального вреда в порядке реабилитации рассмотрен. Суд посчитал достаточной сумму в размере 5 000 рублей в счет компенсации морального вреда. В решении, мотивируя столь скромный размер, суд ссылается на личность заявителя (хотя при чем здесь его личность и наличие других судимостей?) и указывает на то, что срок содержания под стражей зачтен в общий срок наказания.

Так-то оно так.

Но неужели вред, причиненный действиями государственных органов, от этого стал менее значимым? Нет никакой оценки тому обстоятельству, с каким цинизмом было сфабриковано дело, что если бы не это незаконное обвинение – не пришлось бы три с половиной года находиться в СИЗО, не пришлось бы испытать тех издевательств, которым Б. был подвергнут в период предварительного расследования, не пришлось бы опускать глаза перед матерью убитого человека, которая верила следователю, убеждающему ее, что это именно Б. убил ее любимого сына, не пришлось бы остаться измученным, больным человеком на всю оставшуюся жизнь.

Полагаю, читатель догадывается, что данное решение оставлено в силе апелляционной инстанцией.

Вывод напрашивается один: необходимо на законодательном уровне решить вопрос о переходе определения размера компенсации морального вреда с оценочного на более твердые и установленные критерии для его определения.

Не оставлять определение размера компенсации морального вреда на личное усмотрение судей. Судебный акт, выносимый от имени государства, не должен зависеть лишь от субъективной оценки судьи.

Источник: http://ka-advocat.ru/01-11-18-%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B0-%D0%B7%D0%B0-%D0%BD%D0%B5%D0%B7/

Возмещение вреда в связи с незаконным уголовным преследованием

Возмещение вреда в связи с незаконным уголовным преследованием

Как известно, наибольшему ограничению права и свободы человека и гражданина подвергаются в уголовном судопроизводстве в отношении которых осуществляется уголовное преследование, — подозреваемых, обвиняемых, подсудимых.

Конституционные права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом во имя публичных интересов уголовного судопроизводства только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции РФ).

К большому сожалению, на практике до сих пор нередки случаи незаконного (необоснованного) уголовного преследования граждан и ограничения их прав, что нарушает права лица (нередко оно лишено возможности трудиться, осуществлять предпринимательскую деятельности), влечет возникновение права на реабилитацию и возмещение причиненного вреда.

Конституция РФ в ст. 53 закрепляет право лица на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов власти или их должностных лиц.
Более подробно вопросы реабилитации и возмещения вреда, причиненного незаконным (необоснованным) уголовным преследованием, урегулированы УПК РФ в специальной главе.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 138 УПК РФ такие требования рассматриваются в рамках уголовного судопроизводства судом в порядке ст. 399 УПК РФ.

Иски о компенсации за причиненный моральный вред предъявляются в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 136 УПК РФ).

Право на реабилитацию возможно и в случаях отказа от обвинения в части или его измемения.

Срок исковой давности по таким искам

Одним из проблемных вопросов является вопрос о соблюдении срока исковой давности при обращении лица с заявлением о возмещении вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, так как об этом напрямую говорит закон.

В соответствии со ст. 196 ГК РФ он составляет 3 года. Пропуск этого срока является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

В соответствии с ч. 2 ст. 135 УПК РФ реабилитированный вправе обратиться с иском о возмещении вреда в суд, постановивший приговор, в течение сроков исковой давности, установленных ГК РФ, со дня получения копии документов, указанных в ст. 134 УПК РФ, и извещения о порядке возмещения вреда.

В силу ст.ст. 196, 200 ГК РФ срок исковой давности составляет 3 года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своих прав.

При этом суд может применить положения закона о сроках исковой давности только в случае заявления об этом одной из сторон до вынесения решения по требованию.

Момент с которого признается право на реабилитацию

С судебном заседании, при разрешении вопросов, связанных с реабилитацией, суд не рассматривает вопрос о признании права на реабилитацию, так как этот вопрос уже разрешен и данное право признано за лицом судом или же дознавателем (следователем).

Поэтому суд не вправе отказать лицу в принятии заявления по тем основаниям, что у него не возникло право на реабилитацию.

Однако если суд, следователь (дознаватель) при принятии решения о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям по каким-либо причинам не признал за лицом право на реабилитацию, оно вправе обратиться в соответствующий суд одновременно с требованиями о признании права на реабилитацию и о возмещении вреда, причиненного незаконным (необоснованным) уголовным преследованием. Тем не менее, если в процессе рассмотрения заявленного требования суд пришел к выводу, что данное лицо не имеет права на реабилитацию, он, на наш взгляд, должен разрешить спор по существу и отказать в удовлетворении заявленных требований.

Обеспечение права на защиту

В соответствии с ч. 2 ст. 399 УПК РФ при рассмотрении заявления о возмещении вреда, причиненного незаконным (необоснованным) уголовным преследованием, участвует реабилитированный, который вправе осуществлять свои права с помощью адвоката.

Поэтому, с целью соблюдения права лица на защиту, а так же на участие его в судебном заседании, необходимо извещать заявителя о дате рассмотрения его заявления о реабилитации.

Тем самым ему будет предоставлена реальная возможность участвовать в судебном заседании и реализовать свои права надлежащим образом, в том числе с помощью защитника.

Так апелляционным определением Верховного суда Республики Башкортостан было отменено судебное решение в связи с нарушением права заявителя на защиту. В соответствии с п. 3 ч. 1 ст.

72 УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по делу, если он ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого в настоящее время им лица.

В судебном заседании по рассмотрению заявления о возмещении имущественного вреда интересы заявителя представлял адвокат которого заявитель и просил привлечь к участию в судебном заседании, однако суд привлек к защите другого адвоката, который ранее по этому уголовному делу защищал другого подсудимого, чья позиция противоречила позиции заявителя.

Иные расходы подлежащие возмещению

Что именно понимается под «иными расходами», понесенными реабилитированным, УПК РФ не разъясняет. Однако, как следует из постановления ПВС РФ от 29.11.

2011 № 171, к таковым относятся как расходы, понесенные непосредственно в ходе незаконного уголовного преследования, так и понесенные в целях устранения последствий незаконного или необоснованного уголовного преследования, включая затраты на возмещение расходов, связанных с реабилитацией, восстановлением здоровья, и др.
На практике таковыми признаются расходы на проведение экспертиз, почтовые расходы, расходы по обязательствам реабилитированного (например, реабилитированным лицом получен кредит для выплаты суммы залога), упущенная выгода. Также заявляются требования о компенсации стоимости имущества, изъятого в ходе незаконного уголовного преследования.

Применительно к вопросу возмещения упущенной выгоды судебная практика является противоречивой: суды по-разному оценивают наличие ущерба, а также отсутствие или наличие возможности заниматься предпринимательской деятельностью. .

Видимо при разрешении вопроса о возмещении упущенной выгоды прежде всего следует исходить из доказанности наличия упущенной выгоды, а также наличия причинно-следственной связи между наступившими последствиями в виде упущенной выгоды и осуществлением незаконного уголовного преследования.

Возмещении расходов на оказание услуг адвоката

Как следует из анализа судебной практики, наибольшие трудности при рассмотрении заявления о возмещении имущественного вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, вызывает вопрос о возмещении расходов на оказание юридических услуг, возникают сложности при определении суммы, подлежащей взысканию, подтверждении понесенных расходов, а также взыскании недополученной заработной платы.
Судебная практика по вопросу определения суммы, подлежащей взысканию в счет расходов на оказание юридической помощи, довольно противоречива. Некоторые суды считают необходимым взыскивать сумму ущерба в таких случаях исходя из принципа разумности и справедливости, в других случаях суды указывают, что нормами действующего законодательства не предусмотрена возможность снижения размера возмещения имущественного вреда исходя из принципа разумности.

Как указал в своем постановлении Конституционный Суд РФ, п.п. 4 и 5 ч. 1 ст.

135 УПК РФ по своему буквальному смыслу и по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, обязывают суд включить в объем возмещения вреда, причиненного реабилитированному лицу в результате незаконного уголовного преследования, все суммы, фактически выплаченные им за оказание юридической помощи, а также понесенные им затраты на возмещение расходов, связанных с рассмотрением вопросов о реабилитации.

Для этого суд вправе как по ходатайству заинтересованных лиц, так и по собственной инициативе получить необходимые доказательства, включая заключение эксперта и показания свидетелей. При этом бремя доказывания размера возмещения возлагается не на самого реабилитированного, в связи с чем сомнения в этом вопросе должны толковаться в его пользу.

Некоторые ученые юристы считают, что объем нарушения прав, подлежащих восстановлению в порядке уголовного судопроизводства, а так же их размер — категории оценочные. Эта оценка должна соответствовать общепризнанным принципам и нормам международного права.

В частности, Европейский Суд по правам человека при присуждении компенсации на оказание юридической помощи неоднократно ссылался на то, что указанные расходы должны быть реальными, разумными и понесенными заявителем по необходимости.

Следует принимать во внимание, что закон не ограничивает количество адвокатов, осуществляющих защиту лица в уголовном процессе.

Соответственно в случае осуществления защиты реабилитированного лица несколькими адвокатами понесенные расходы на оплату их услуг возмещаются полностью, при условии их подтверждения.

При разрешении вопросов относительно подлежащей взысканию суммы расходов на юридические услуги, юридическую помощь важными будут являться сведения о том, принимал ли адвокат участие в следственных действиях, судебных заседаниях.

Источник: https://pershickow.ru/vozmeshhenie-vreda-v-svyazi-s-nezakonnym-ugolovnym-presledovaniem.

Сфера права
Добавить комментарий