СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА по ч.3 ст.327 УК РФ

Статья 327 УК РФ, часть 3. Наказание и практика

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА по ч.3 ст.327 УК РФ

В нашем государстве уголовной ответственности подлежит не только человек, который занимался изготовлением поддельных документов, но и тот гражданин, который их использовал, зная, что они ненастоящие. Таков закон.

Кроме того, ответственность по статье 327 УК РФ части 3 не наступает, если человек не знал о том, что использует для осуществления своих прав и обязанностей поддельные документы. Тем не менее, для данный факт требует официального подтверждения.

Подробнее обо всем этом читайте в настоящей статье.

Основное

Использование подложных документов карается законом. Ведь в РФ это считается уголовным правонарушением. В свою очередь, человек, который предъявляет подложные документы в различные учреждения, организации и должностным лицам, является злоумышленником и должен понести наказание за содеянное. Санкции за данное преступление указаны в ст. 327 УК РФ части 3.

К большому сожалению, многих людей не останавливает даже то, что использование ненастоящих документов уголовно наказуемо.

Кроме того, некоторые люди считают, что купленный диплом о высшем образовании ничем не отличается от того, который вручают выпускникам ВУЗов после окончания учебного заведения.

Хотя на самом деле это мнение является ошибочным, а применение подложных бумаг – противозаконным.

Как уже было указано ранее, статья 327 УК РФ (часть 3) содержит в себе санкции для тех лиц, которые пользуются фальшивыми документами, прекрасно осознавая факт того, что нарушают действующий закон.

Но как это проявляется? Например, гражданин купил себе водительские права и водит автомобиль.

В данном случае последний осознает – он совершает противоправное деяние, но все равно продолжает ездить за рулем без государственного разрешения (без настоящего удостоверения).

В том случае, если его остановит инспектор ГИБДД и обнаружится, что документ поддельный, человека привлекут к ответственности по ст. 327 УК РФ части 3. После этого гражданин получит судимость со всеми вытекающими неблагоприятными последствиями.

Состав

Подделка и использование подложных документов все равно переплетаются между собой. Потому что одно злодеяние вытекает из другого. Ведь без изготовления поддельных документов, их использование будет невозможным.

Состав деяния по части 3 статьи 327 УК РФ будет следующим:

– субъектом является только вменяемый человек, которому уже исполнилось шестнадцать лет;

– субъективная сторона представлена в виде прямого умысла, потому что человек идет на осуществление злодеяния осознанно, зная о том, что совершает противоправные действия;

– объектом здесь является нарушение установленных государственных, правовых норм;

– объективная сторона выражается в разнообразном использовании фальшивых документов.

Что ожидает виновного

Несмотря на то что санкции в виде изоляции от общества отсутствуют в части 3 статьи 327 УК РФ, наказание, ожидающее злоумышленника, будет здесь не менее суровым. Поэтому, если судебный орган признает гражданина виновным в том, что он использовал ненастоящие документы, и при этом последний знал о том, что бумаги подложные, то преступника ожидает:

– штраф до 80 тысяч рублей или заработная плата (другой доход) осужденного за период до полугода;

– либо обязательные работы (до 480 часов);

– также предусмотрен исправительный труд на срок не более 2-х лет;

– и последнее – это арест на период не больше 6-ти месяцев.

Здесь необходимо сразу отметить, что наказание, прописанное в части 3 ст. 327 УК РФ, является альтернативным. Иными словами, судебный орган самостоятельно определяет, какую из прописанных в законе санкций применить к виновному за содеянное.

Нюанс

Итак, значит человека можно привлечь к ответственности за содеянное только в том случае, если последний использовал для осуществления своих прав подложные документы, о фальшивости которых он знал заранее.

Но что будет в том случае, если гражданин даже не подозревал о том, что бумаги ненастоящие? Конечно, для того чтобы доказать вину человека в умышленном использовании поддельных документов, нужно провести предварительное расследование.

Ведь может быть и такое, что последний не знал о том, что бумаги ненастоящие (например, гражданин получал паспорт в установленном порядке, но номер документа в базе оказался незафиксирован). Хотя на практике такое случается редко.

Поэтому, если следственным органам не удастся доказать факт того, что человек специально использовал фальшивый документ, последний не понесет за это никакого наказания.

В практической деятельности

Здесь нужно сказать о том, что в настоящее время участились случаи того, когда люди в открытую используют фальшивые документы. Именно по этой причине многие граждане имеют судимость по ст. 327 УК РФ (части 3).

Практика показывает, что большинство молодых людей, которые не желают учиться, приобретают дипломы у различных фирм, которые легально занимаются изготовлением печатной продукции.

Фальшивые документы обнаружить не так уж и просто, для этого необходимо провести специальную экспертизу.

Граждане, которые использовали при трудоустройстве в организацию фальшивые дипломы и другие свидетельства, в последующем были уволены с предприятия по иницативе самого руководителя. После чего бывшие сотрудники привлекались к ответственности за совершенное деяние.

Кроме того, на практике иногда происходили различные ситуации. Некоторые люди даже работали врачами в хирургическом отделении больницы с ненастоящими дипломами и оперировали людей. Другие злоумышленники учили детей и даже трудились в государственных учреждениях.

Источник: https://FB.ru/article/357303/statya-uk-rf-chast-nakazanie-i-praktika

Оправдательный приговор суда по предъявленному обвинению по ч. 3 ст. 327 УК РФ оставлен без изменения, поскольку стороной обвинения не представлена совокупность неоспоримых и объективных доказательств, достаточных для вывода о наличии у обвиняемого умысла на использование заведомо подложного документа. Событие преступления не установлено

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА по ч.3 ст.327 УК РФ

Судья Гудкова И.И.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда в составе председательствующего Колпаковой Е.А.,

судей Козлова В.А., Ляхович М.Б.

рассмотрела в судебном заседании 25 декабря 2012 года кассационное представление заместителя Рузского городского прокурора Ильиной Т.В.

на постановление Рузского районного суда Московской области от 15 ноября 2012 года, которым оставлен без изменения приговор мирового судьи 222-го судебного участка Рузского судебного района Московской области от 03 июля 2012 года в отношении

К.

, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженца г. , ранее не судимого, оправданного по предъявленному обвинению по ст. 327 ч. 3 УК РФ на основании ст. 302 ч. 2 п. 1 УПК РФ в связи с не установлением события преступления.

Заслушав доклад судьи Колпаковой Е.А.,

выслушав мнение прокурора Колыханова В.З., поддержавшего доводы кассационного представления, объяснения оправданного К. и адвоката Сенкевич К.И. в его защиту, возражавших против доводов прокурора и просивших судебное решение оставить без изменения,

судебная коллегия

установила:

Приговором мирового судьи К. по предъявленному обвинению по ст. 327 ч. 3 УК РФ оправдан в связи с не установлением события преступления

Рассмотрев уголовное дело по апелляционному представлению прокурора суд апелляционной инстанции оставил приговор мирового судьи без изменения.

В кассационном представлении заместитель Рузского городского прокурора Ильина Т.В.

ставит вопрос об отмене приговора мирового судьи и постановления суда апелляционной инстанции, поскольку считает, что выводы суда, изложенные в судебных решениях, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушены требования уголовно-процессуального закона; указывает, что суд не привел убедительных доводов о том, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты; утверждает, что не все доказательства получили оценку в приговоре суда; кроме того, считает, что суд, предприняв попытку установить факт приобретения К. документа, который соответствующими медицинскими учреждениями не выдавался, нарушил требования ст. 252 УПК РФ; приводит доводы о ненадлежащей оценке показаний свидетелей по делу, указывает на заинтересованность свидетелей защиты, чьи показания положены в основу оправдательного приговора; считает, что суд устранился от установления истины по делу, не принял во внимание признательные показания К. в качестве подозреваемого, необоснованно исключив их из числа доказательств по делу, а также справки, согласно которым К. медицинское обследование не проходил и личная медицинская книжка ему не выдавалась; необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны обвинения о назначении и проведении экспертизы на предмет выяснения подлинности медицинской книжки на имя К. и содержащихся в ней сведений; просит состоявшиеся судебные решения отменить, уголовное дело направить мировому судье другого судебного участка на новое рассмотрение.

В возражениях на кассационное представление оправданный К. просит судебные решения оставить без изменения.

Судебная коллегия, проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления и возражений на него, оснований для отмены состоявшихся по делу решений не находит.

Мировой судья принял необходимые меры для установления обстоятельств дела, всесторонне и полно проверил все доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, дал оценку представленным доказательствам по делу, и пришел к обоснованному выводу об отсутствии достаточных доказательств, свидетельствующих о том, что К. использовал заведомо подложный документ.

Суд апелляционной инстанции, в соответствии со ст. 361 УПК РФ, проверил законность, обоснованность и справедливость приговора мирового судьи и принял правильное решение об оставлении апелляционного представления прокурора без удовлетворения.

С доводами прокурора о ненадлежащей оценке представленных доказательств мировым судьей и судом апелляционной инстанции судебная коллегия согласиться не может.

Все имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела обстоятельства мировым судьей и судом апелляционной инстанции исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Необходимые данные для установления обстоятельств дела выяснены, представленные доказательства, как со стороны защиты, так и со стороны обвинения проверены и оценены.

При этом в судебных решениях, вопреки утверждению автора кассационного представления, указано, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты.

Делая вывод об отсутствии события преступления, суд обоснованно исходил из того, что стороной обвинения не представлена совокупность неоспоримых и объективных доказательств, достаточных для вывода о наличии у К. умысла на использование заведомо подложного документа.

К.

свою вину в совершении инкриминируемого преступления не признал, утверждая, что 2007 году он прошел медицинский осмотр и получил медицинскую книжку; летом 2011 года, решив трудоустроиться, он нашел дома ранее полученную медицинскую книжку и представил ее в Санитарно-Эпидемиологический Консультационный центр «Эрисман», где прошел повторный медицинский осмотр и сдал необходимые анализы, поэтому был уверен, что медицинская книжка не поддельная.

Ссылки прокурора на справки из ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в г. Москве» о том, что медицинская книжка К. не выдавалась и справку Поликлиники N 1 о том, что К. медицинское обследование не проходил и личная медицинская книжка в 2007 году ему не оформлялась, неубедительны.

Указанные документы были предметом исследования суда первой и апелляционной инстанций, им дана оценка в совокупности с другими представленными сторонами доказательствами, о чем и в приговоре мирового судьи, и в постановлении суда апелляционной инстанции имеются соответствующие суждения, с которыми суд кассационной инстанции соглашается, находя их убедительными.

Судом из показаний заведующей отдела гигиенической подготовки Центр гигиены и эпидемиологии в г. Москве Л установлено, что до января 2009 г.

в данном учреждении отсутствовала автоматизированная информационная система, поэтому учет медицинских документов, связанных с прохождением медосмотров и получением медицинских книжек осуществлялся на бумажных носителях, срок хранения которых составляет 3 года.

Данное утверждение стороной обвинения опровергнуто не было, оснований же не доверять показаниям лица, никоим образом не заинтересованного в исходе дела, судом не установлено.

Неубедительны и доводы кассационного представления о том, что суд ненадлежащим образом оценил представленные доказательства и необоснованно отказал стороне обвинения в предоставлении иных доказательств.

Судом апелляционной инстанции в полном объеме были соблюдены права сторон по состязательности процесса, все доказательства, представленные суду как со стороны защиты, так и со стороны обвинения судом исследованы и приняты во внимание при оставлении без изменения оправдательного приговора.

Судебная коллегия считает, что доводы прокурора, изложенные в кассационном представлении, несостоятельны, основаны на субъективном толковании им норм уголовного и уголовно-процессуального закона, фактически сводятся к переоценке как исследованных в судебном заседании доказательств, так и выводов мирового судьи и суда апелляционной инстанции. Эти доводы судебная коллегия находит неубедительными.

Что касается ходатайства гос. обвинителя о назначении и проведении по делу экспертизы на предмет выяснения подлинности медицинской книжки на имя К. и содержащихся в ней сведений, то таковое судом было рассмотрено в соответствии с требованиями УПК РФ и по нему принято мотивированное решение.

Суд обоснованно отказал в удовлетворении заявленного ходатайства, указав, что имеющееся в деле заключение эксперта исключено из числа доказательств, проведение же судебной криминалистической экспертизы в настоящее время невозможно, поскольку суд лишен возможности представить на экспертное исследование оттиски штампов и печати ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в г.

Москве» в связи с их уничтожением в июне 2011 г., о чем в материалах дела имеется соответствующий акт.

Оснований не согласиться с выводами о недопустимости в качестве доказательств представленных в материалах уголовного дела постановления и протокола о получении образцов для сравнительного исследования от 29.07.2011 г.

, а также заключения эксперта о выполнении оттиска печати в личной медицинской книжке К.

не клише печати, оттиски которой представлены в качестве образцов для сравнительного исследования, судебная коллегия не находит, поскольку указанные доказательства действительно получены с нарушением уголовно-процессуального закона.

Судом достоверно установлено, что печати и штампы ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в г. Москве», оттиски с которых, якобы, были получены в качестве образцов для сравнительного исследования 29.07.2011 г. и представлены эксперту, на самом деле были уничтожены 15.06.2011 г.

Признательные показания К. в качестве подозреваемого, на которые ссылается автор кассационного представления, при том, что они не подтверждены совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не могут служить основанием для постановления в отношении него обвинительного приговора.

Судебная коллегия считает, что вывод суда о недостаточности представленных стороной обвинения доказательств надлежащим образом мотивирован, все сомнения обоснованно истолкованы в пользу подсудимого.

Нарушений требований ст. 252 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела судом, на что ссылается прокурор, судебная коллегия не усматривает, поскольку выяснение судом обстоятельств приобретения К. документа, знание о подложности и использование которого вменяется ему в вину, было необходимо для выяснения вопроса о наличии у К. умысла на совершение инкриминируемого преступления.

С учетом изложенного, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационного представления прокурора и отмены решения суда апелляционной инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Постановление Рузского районного суда Московской области от 15 ноября 2012 года в отношении К. оставить без изменения, кассационное представление — без удовлетворения.

Источник: http://www.ourcourt.ru/mosoblsud/2012/12/25/385372.htm

Сфера права
Добавить комментарий