Провокация- судебная практика

Провокация взятки: судебная практика

Провокация- судебная практика

Провокация – достаточно распространенный способ проведения оперативных мероприятий по поимке преступников среди работников спецслужб, правоохранительных органов.

Судебная практика по делам о взяточничестве, касающимся применения провокации, не отличается заметным объемом, в отличие, например, от судебной практики по каско, а прекращение таких дел ввиду того, что в ходе судебного процесса было установлено провокационное действие со сторон сотрудников правоохранительных органов, наблюдается достаточно редко. Объясняется это тем, что само явление провокации подлежало длительному замалчиванию, в том числе и со стороны судебных инстанций.

Первые разъяснения по этому вопросу были получены принятием на Пленуме ВС в 2006 году Постановления «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», где были даны разъяснения самого понятия провокации, подстрекательств. Именно в делах о сбыте наркотических средств наиболее часто встречались признаки провокационных действий. Но решение этого пленума не заставило суды применять его на практике чаще, чем это было ранее.

Как правило, даже обнаруживая признаки провокации, суды закрывали глаза на открывшиеся обстоятельства во время судебных разбирательств, а также при рассмотрении жалоб на вынесенные приговоры.

Провокация, как способ выявления взяточников

Ни для кого не является секретом, что такой метод выявления взяткополучателей, как провокация, пользуется немалой популярностью у сотрудников органов охраны правопорядка.

Вместе с тем и в практической деятельности блюстителей правопорядка, и во многих юридических справочниках вопрос о справедливости и законности этого способа борьбы с коррупцией уже долгие годы остается спорным и вызывает массу дискуссий.

Такой вид преступления, как вымогательство, сегодня является одним из наиболее распространенных среди всех нарушений, имеющих коррупционную составляющую.

Можно смело сказать, что нет практически ни одной сферы государственной власти, которая не была бы поражена этим недуги и функционировало нормально, не разрушая сознания общественности о своих способах работы и не порождая желания дачи взятки.

Учитывая то, что обе стороны этого вида преступления не заинтересованы в его раскрытии, раскрываемость по подобным делам имеет одни из самых невысоких показателей.

Поэтому сотрудники правоохранительных органов прибегают и используют провокацию с целью выявления нечистоплотных чиновников, врачей, педагогов, прочих лиц, подпадающих под ответственность за вымогательство взятки или коммерческого подкупа.

Естественно, что подобные действия не могут не приводить к произволу среди сотрудников органов, служителей закона, к превышению служебных полномочий, значительному ущемлению интересов и прав, заложенных в Конституции РФ, тех должностных лиц, по отношению к которым данный метод борьбы с получением и вымогательством взятки и используется.

В обзоре судебной практике по делам о взяточничестве нередки случаи, когда обвиняемые в вымогательстве или получении взятки лица были полностью оправданы в связи с тем, что в действиях заявителей был установлен факт провокации, а доказательная база содержала неубедительные для суда подтверждения виновности подсудимых.

Так, одним из районных судов Липецка был вынесен оправдательный приговор по делу, где врачу противотуберкулезного диспансера было выдвинуто обвинение в совершении преступления, направленного против госслужбы.

А именно — выдаче за определенную плату без проведения надлежащего осмотра справок о состоянии здоровья иностранным гражданам, без которых они не могут официально устроиться на работу, а в случае обнаружения болезни (туберкулеза) подлежат депортации из страны.

В обвинении было указано, что врач согласился выдать пять справок об отсутствии туберкулеза для предоставления их в миграционную службу сотруднику липецкой милиции, который обратился к нему с подобной просьбой, представившись бизнесменом.

За свои услуги представитель медицинского учреждения получил вознаграждение в сумме пятнадцати тысяч рублей.

Во время разбирательства суд пришел к выводу, что дело не столь однозначно, как его представляют правоохранительные органы, доказательная база не содержит документов, бесспорно подтверждающих факт вымогательства, получения вознаграждения, а также выявил признаки провокации получения вознаграждения должностным лицом.

Подобные выводы были сделаны на основании того, что судом было установлено: мнимый бизнесмен на протяжении всего рабочего дня преследовал медработника с просьбами о выдаче ему липовых справок и не раз получал отказ, но врач в конце концов не устоял перед настойчивыми уговорами и согласился на предложение. «Бизнесмен» фактически принудил его взять деньги. Суд расценил совершенные  сотрудником правоохранительных органов действия, как провокация взятки, определив, что они вышли за границы оперативных мероприятий.

Подобных случаев судебная российская практика по делам о взятках насчитывает с каждым годом все больше.

Учитывая то, что антикоррупционное законодательство постоянно ужесточается, а борьба с коррупцией все больше популяризуется, тема провокации получения взятки становится все популярней и вызывает массу споров.

Следует ли «ловить на приманку» только тех, кто был замечен, уличен в нечистоплотности в этом вопросе или в надежде на то, что кто-то да клюнет, следует провоцировать всех должностных лиц.

Преступление провокация в истории РФ

Законодательство в этом вопросе постоянно меняется, то одобряя подобные методы, то запрещая их.

Еще в начале прошлого века один известный правовед отметил, что чем менее развита розыскная система, чем она слабее, тем чаще ее сотрудники прибегают к методам провокации, в том числе и в случаях дачи взяток.

Стоит отметить, что современные оперативники не изобрели ничего нового в методе провокации, этот способ ловли взяточников был известен и пользовался большой популярностью еще у полицейских в царской России.

Запрет на использование подобного способа впервые был заложен в Уголовном кодексе, принятом в 1922 году уже в советском праве.

Несмотря на то что периоду нэпа был характерен высокий уровень взяточничества, где фигурировали достаточно высокие суммы, статья, предусматривающая ответственность за провокацию дачи взятки, была все-таки заложена.

В новой редакции УК РФ, принятом в 1960 году этой нормы уже не было, а в действующий в настоящее время кодекс от 1996 года ответственность за провокацию получения взятки была заложена в разделе: Преступления, направленные против правосудия.

Особенности судебной практики

Обзор немногочисленной судебной практики по делам о взятках в части провокации дачи взяток за несколько лет носит достаточно неоднозначный характер. Легко прослеживается тенденция, когда в совершенно похожих делах различными судами были вынесены противоположные решения.

И только после того, как пленумом ВС было принято специальное постановление «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», где главный судебный орган четко классифицировал и объяснил, что следует относить к провокации получения взятки, а что к оперативным мероприятиям по проверке заявлений о преступном вымогательстве дачи взятки.

Большинство юристов сошлись во мнении, что выданное пленумом разъяснение имеет большую важность и облегчает работу судей при вынесении вердиктов.

Достаточно часто оперативники, спецслужбы, применяя метод провокации, ссылаются на нормы закона об оперативно-розыскной деятельности, в котором, как они считают, подобный прием считается законным, подводя этот способ выявления взяточников под проведение оперативного эксперимента.

Хотя, в действительности, упомянутый ФЗ вполне четко исключает провокацию, как способ достижения необходимых результатов по выявлению фактов вымогательства взяток. Так, в ст.

7 этого же закона упоминается, что оперативный эксперимент может проводиться при наличии информации о подготовке к совершению преступления или о факте его совершения, а также об особах, ведущих подготовку и совершающих противоправные действия, предоставляющих право возбудить уголовное дело. Другими словами, любой оперативный эксперимент приобретает законную силу, если лицо идет на преступление, в нашем случае, вымогает дачу взятки исключительно по своей инициативе без какого-либо принуждения.

Не является тайной факт того, что сотрудники правоохранительных органов достаточно своеобразно относятся к правам человека, заложенным в Конституции.

Также к секретной не относится информация о том, что большинство людей никогда не решатся на преступление только по собственной инициативе. Вымогательство взятки не является исключением, если их к этому не принуждать, не соблазнять и не провоцировать.

К тому же достижения в мире техники позволяют выявлять вымогателей взяток без каких-либо провокаций.

Рекомендации Верховного Суда

Изучив статистику вынесения приговоров на пленуме, Верховный Суд подготовил детальный обзор рассмотренных дел и издал рекомендации о судебной практике по делам о взяточничестве (вымогательстве, получении) по применению норм, содержащихся в статье 290 УК РФ. Несмотря на широкое распространение этого явления, суды первой инстанции до сих пор испытывают затруднения при классификации преступлений такого рода. В разъяснениях пленума указаны основные действия, которые могут совершаться должностными лицами за взятку:

  • Осуществление покровительства, попустительства или продвижения по службе, сюда же часто относят преступления, подпадающие под статью 201 УК РФ;
  • Бездействие при выполнении своих прямых должностных обязанностей, например, выдача пожарным инспектором разрешения на работу ресторана, хотя помещение, где он размещен, не соответствует противопожарным нормам.
  • Совершение любых действий, нарушающих закон, в пользу лица, дающего взятку.
  • Принуждение одного лица, уполномоченного на выполнение государственных функций, другим должностным лицом совершать или, напротив, не совершать действий согласно должностным обязанностям (выделение мат.помощи, места в детском саду или выселение из общежития с целью освободить место другому лицу, многое другое).

Пленум ВС в своих рекомендациях, касающихся судебной практики по делам о взятках, указал на обстоятельства, которые исключают факт взяточничества:

— Если должностное лицо или любая другая особа, уполномоченная на выполнение государственных функций, совершает какие-то действия, не входящие в круг его прямых обязанностей, за денежное вознаграждение только за счет собственного авторитета. Эти действия разве что можно квалифицировать как подстрекательство.

— Также в решении пленума указано, что под взяточничество не подпадает получение денежных средств за выполнение своих непосредственных обязанностей, которые при этом не касаются полномочий, которыми обладают лица, представляющие власть, или работники администраций.

Совет: под взятку не может быть отнесено получение ректором университета — профессором денег за дополнительные занятия со студентами по своей дисциплине.

Особенности наступления ответственности за взяточничество

Пленум ВС РФ в своем обзоре судебной практики выделил особенности наступления ответственности за дачу/получение взятки. Прежде всего, состав преступления наступает независимо от того, когда была произведена дача взятки: до или после оказанных услуг, произведенных действий.

Предметом вознаграждения могут выступать не только денежные средства, но и какие-либо услуги, права. Например, открытие кредитной линии на льготных условиях. Факт наступления взяточничества считается наступившим, если была получена даже часть вознаграждения.

При предоставлении услуг в качестве взятки преступление наступает уже после совершения первых шагов по оказанию данных услуг.

Провокация взятки

Согласно разъяснениям пленума провокацией взятки следует считать действия оперативников, которые совершались с целью добывания искусственно созданных доказательств для получения оснований на привлечение лица к уголовной ответственности или его дальнейшего шантажа, вымогательства.

Кроме того, эти действия должны проводиться вопреки желанию должностного лица получать взятку или при его неведении. Провокацию дачи взятки принято считать оконченной с того момента, как услуги или имущество были переданы особе против его желания или неосведомленности. Если принятие взятки произошло осознанно, то провокация, как преступление, считается не образованной.

Взяткополучатель подлежит полному освобождению от ответственности, если факт провокации был доказан.

Источник: //SudebnayaPraktika.ru/ugolovnye-dela/provokaciya-vzyatki.html

Провокация сбыта наркотиков |

Провокация- судебная практика

Незаконное производство и сбыт наркотических веществ, психотропных средств и растений, содержащих наркотические вещества, квалифицируется в российском законодательстве как одно из самых тяжких преступлений.

Осужденным по ст. 228.1 УК РФ ч.1 грозит заключение до 8 лет и по ст. 228.1 УК РФ ч.

2 до 20 лет, если речь идет об особо крупных размерах, групповом преступлении, продаже наркотиков лицу, не достигшему 14-летнего возраста.

Также существует определенная законодательно трактовка термина незаконный сбыт наркотических веществ, определенная п.13 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 15 июня 2006 года. В нем даются пояснения о том, что сбытом считается как продажа, так и безвозмездная реализация (обмен, дарение, займ), то есть любая передача другому лицу.

Преступление квалифицируется как умышленное при наличии предварительной договоренности с приобретателем, расфасовке, большом количестве, изготовлении, перевозке лицом, не употребляющим наркотические вещества, хранении и т.д. Как видим, список достаточно объемный, поэтому можно квалифицировать как сбыт практически любое действие, даже если оно не является сбытом по факту.

Есть законодательно определенные объективные и субъективные составляющие. К объективной стороне преступной деятельности по ст. 228.1 УК РФ причисляют факт передачи психотропных или наркотических веществ.

Как субъективная сторона квалифицируются именно умышленные действия продавца или сбытчика.

Это означает, что для обвинения в противоправных действиях и подтверждения оконченного преступления необходимо доказать, что продавец целенаправленно и умышленно собирался сбыть наркотические вещества и передать их лицам, которым эти наркотики до момента передачи не принадлежали.

Для доказательства вины должен быть состав преступления. В данном случае должен быть умысел на сбыт.

То есть сбытчик должен заблаговременно приобрести партию наркотиков или компонентов для изготовления, приготовить наркотическое вещество, расфасовать его в упаковки именно для продажи, найти покупателей, назначить им место встречи и там передать психотропные или наркотические вещества. В этом случае его действия можно квалифицировать по ст. 228.1 УК РФ.

Если инициатива исходила исключительно от закупщика, который просил, требовал или вымогал наркотики у закупщика, угрожал ему, поставил его в какие-то условия или неудобное положение, то нельзя говорить о том, что в материалах дела присутствуют объективные свидетельства того, что обвиняемый является сбытчиком. В частности, для проведения оперативно-розыскных мероприятий должны быть основания.

Таковыми можно считать данные о том, что сбытчик умышленно собирается произвести противоправные действия. Если их нет, то отсутствуют и данные о причастности обвиняемого к сбыту наркотиков, то есть он не совершал данного преступления. По факту есть провокация преступления – закупщик каким-либо образом склонял сбытчика передать наркотики и своими действиями спровоцировал на определенные действия.

Верховный Суд РФ в постановлении от 27.06.

12 определил провокационные действия в делах по сбыту наркотических веществ и указал, что под склонение, подстрекательство, принуждение или побуждение в косвенной форме передачи наркотиков штатным или внештатным агентам полиции или сами сотрудникам правоохранительных органов следует считать подстрекательством. То есть лицо, подозреваемое в правонарушении, действовало не по своему умыслу.

Для проведения оперативных мероприятий, которые называются в материалах делах «Проверочная закупка», сотрудники правоохранительных органов должны иметь информацию о том, что сбытчик распространял наркотические вещества и собирался передать, подарить, дать в займы, продать наркотики. Если оснований для подозрения не было, то суд должен признать действия оперативников провокационными. Сбыт наркотиков в данном случае, по факту, произошел вследствие вмешательства правоохранителей либо их агентов и провокаций с их стороны.

Следует также разделять, какие действия работников следственно-оперативных органов можно считать провокацией. Речь о провокационных действиях сотрудников полиции может идти только в случае проведения ОРМ, которые являются именно «проверочной закупкой» или проводились вследствие «оперативного эксперимента».

Оперативники имеющие сеть работающих на них агентов, зачастую действуют не самыми честными и законными методами. Их цель – повысить показатели раскрываемости преступлений любыми путями.

И зачастую они создают искусственные условия для совершения преступления, то есть подстрекают сбытчика, подталкивают к правонарушению или ставят в условия, при которых у условно подозреваемого нет другого выхода и он вынужден передать или продать кому-то наркотические вещества.

В этом случае невозможно доказать, что оперативники были уверены в том, что преступление будет совершенно без вмешательства третьих лиц, то есть подстрекательства со стороны правоохранительных. Это недоказуемо по той причине, что нет фактов и объективных свидетельств.

Следовательно, если сбытчик действовал не по собственной инициативе, а условия были созданы искусственно, то нет состава преступления и обвиняемый не должен понести наказание за преступление, которого он не совершал.

Именно такой позиции придерживается ВС РФ и ЕСПЧ. Также в буквой закона определены права и полномочия должностных лиц, которые находятся при исполнении.

Им запрещено склонять кого-либо к совершению преступления, подстрекать и побуждать в косвенной или прямой форме к противоправным действиям, фальсифицировать результаты ОРМ или свидетельские показания.

Однако эти инструкции зачастую оставляют без внимания, на практике же происходит совсем другое.

Как и во всей нашей коррупционной системе, до сих пор остается актуальной проблема вымогательства взяток.

Поэтому есть опасность, что обеспеченных родственников задержанного будут шантажировать, вымогая с них деньги за закрытие дела, которого, фактически, нет по причине отсутствия преступления.

Испуганные правоохранителями родственники обвиняемого зачастую готовы принести любую сумму, чтобы спасти жертву оперативников от отбывания срока в местах лишениях свободы. Это широко известная практика, которая, к сожалению, четко отлажена и до сих пор работает.

228 статья УК РФ – одна из самых «скользких» и удобных для того, чтобы обвинить любого человека в совершении правонарушения.

Если рассуждать таким образом, как это обычно делают сами оперативники, следователи и судьи, то для доказательства состава преступления нужны лишь наркотические вещества, изъятые у сбытчика, и закупщик, который может даже не приобретать наркотики, а просто брать или одалживать.

И тут вырисовывается совсем иная картина. Получается, что даже если передача наркотиков была произведена по инициативе приобретателя, который просил, требовал или вымогал их у сбытчика, то обвинят в продаже наркотических средств сбытчика.

Почему так, если у него не было умысла и субъективной составляющей преступления? Получается, что срок может получить невиновный просто потому, что его спровоцировали и скомпрометировали? Да, к сожалению, если с самого начала к делу не подключится хороший адвокат, то практически любого можно обвинить по по ст. 228.1 УК РФ.

Вы, ваши родственники и близкие попали в беду, вас обвиняют в сбыте наркотиков, а результаты сфальсифицированы или само преступление является банальной провокацией? Проконсультируйтесь с нашими адвокатами – мы поможем противостоять незаконной деятельности!

Оперативники используют в работе любые методы. У них есть своя агентурная сеть, состоящая из лиц, употребляющих или ранее употреблявших наркотики. Не принято широко оглашать такой способ работы, но с ним неоднократно сталкивались многие.

У оперативников есть определенный план по задержанию и раскрытию преступлений, который они должны выполнить. Каким образом? Все происходит по давно наработанному сценарию, схема отлажена и работает безупречно.

Обвинить в сбыте могут любого неугодного, просто ненужного оперативникам человека или того, с кого можно получить выгоду (материальную или нематериальную).

Стратегия и тактика запугивания, применение физического насилия тоже работает безупречно. Подозреваемый не является преступником, пока его вина не будет доказана. Для этого нужен компромат и показания.

Оперативники и следователи умеют получать показания, если допрос проводится не в присутствии адвоката.

Они оказывают моральное давление, убеждают в том, что человек действительно сбыл наркотические вещества с умыслом и по предварительной договоренности, применяют физическую силу вплоть до истязаний.

Противостоять оперативникам сложно, но реально

К примеру, если до момента задержания с вещдоками приобретатель терроризировал сбытчика по телефону, угрожал ему или просил передать наркотики, приходил к нему домой, сам назначил встречу в удобном для правоохранителей месте, где те поджидали жертву, то все это означает, что передача была совершена по причине незаконных провокационных действий, а не по инициативе продавца.

Отдельно нужно сказать о том, каким образом ведутся и готовятся такие дела. Как правило, в протокол допроса заносятся исключительно те сведения и материалы, в которых заинтересованы сотрудники полиции. В них не будет указано о том, что приобретатель совершал целенаправленные действия, которые явились, по сути, причиной сбыта наркотиков.

Также не будет отражены в материалах сведения о том, что непосредственное участие во всем процессе принимали сами правоохранители и у них не было оснований организовывать проверочную закупку по причине того, что они не могли владеть информацией о злом умысле, о готовящемся преступлении.

Произошло ли оно, по факту, по причине провокации со стороны оперативников и их агентов.

Есть еще один момент. Проверочная закупка – открытый акт, то есть задержать сбытчика должны по факту передачи на месте совершения преступления.

Если была серия тайных проверочных закупок, то предыдущие могут быть зафиксированы на скрытую камеру или просто сняты с помощью видеоаппаратуры, а последняя должна быть открыта и завершиться арестом.

Вещдоки в виде самого наркотика или меченных купюр, изъятых у продавца, должны быть предоставлены на для обвинения. В таком деле должны так или иначе фигурировать обе стороны.

И если покупатель ранее неоднократно приобретал наркотики у продавца, то правоохранители не могут засекречивать его данные якобы под видом агентуры. Такие действия уже являются доказательством провокации и беззакония. И дело не может быть открыто задним числом со слов приобретателя безо всяких вещественных доказательств.

Также в деле могут фигурировать показания лжесвидетелей, которые на самом деле таковыми не являются, потому что имеют свои интересы в обвинении или просто не присутствовали при передаче или изъятии наркотиков. У правоохранительных органов есть практика брать понятыми людей, которые присутствуют в полицейском отделе случайно, и не зачитывать им протокол, оформлять его задним числом.

К примеру, в таком протоколе может содержаться информация об изъятии наркотиков на улице, где якобы присутствовали понятые. Но так как от них требуется лишь подписать протокол, а пререкаться с правоохранителями никто не хочет, то они, по сути, подписывают приговор незаконно обвиняемому.

В таком деле должен обязательно должен присутствовать адвокат, а в противном случае будет обвинен подозреваемый.

Как доказать свою невиновность или помочь близкому человеку?

В этих делах очень много тонкостей и нюансов, поэтому необходимо как можно раньше обратиться к адвокату, проконсультироваться и подключить его к делу. Только адвокат может доказать необоснованность ОРМ, несоблюдения правил ведения следственных действий, незаконность закупки или наличие состава преступления со второй стороны – провокации, подстрекательство или вымогательство.

Источник: //5898523.ru/provokaciya-sbyta-narkotikov/

Провокация взятки – судебная практика: тяжесть и квалификация

Провокация- судебная практика

16 Сентября 2017 5:00

Здравствуйте, дорогие друзья. Сегодня поговорим о таком действе, как провокация взятки, а также что говорит об этом судебная практика.

В первую очередь поясним, что Уголовный Кодекс (УК) РФ различает понятия взятки, когда субъектом ее получения является чиновник, и коммерческого подкупа, если стороной, принимающей некоторые материальные ценности, становится работник или руководитель бизнес-структуры.

В нашей статье мы объединим эти понятия, и будем говорить просто о взятке, как составной части данного вида экономических преступлений.

Игра по-взрослому

Применительно к судебной практике, провокация дачи взятки со стороны правоохранительных, в том числе следственных, органов и доказательства данного факта во время судебного процесса приведет к тому, что сам факт ее передачи будет поставлен под сомнение.

Суд может отказать в приобщении к материалам рассматриваемого дела полученные с помощью провокации доказательства. Поэтому судья обязательно в процессе судебного заседания должен исследовать вопрос, имела ли место провокация дачи взятки.

Приводим примеры

Например, одного врача осудили за получение взяток при выдаче больничных листов абсолютно здоровым гражданам. Суд не учел, что все три рассматриваемых эпизода проводились в качестве следственного эксперимента, соответственно в качестве доказательства факты получения взяток рассмотрены быть не могут.

Поэтому суд высшей инстанции подсудимого оправдал. Как? – скажете вы, – он же все равно брал взятки и выписывал подложные листы трудоспособности? Увы и ах, нужны были доказательства от других свидетелей помимо оперативных работников.

Действия сотрудников следственных органов признаны провокацией, потому что других свидетелей или участников данной коррупционной схемы представлено не было.

А что говорит закон

В УК РФ есть и соответствующая статья – за № 304. Провокацией дачи взятки считается попытка передачи напрямую или через посредника любых материальных ценностей чиновнику или работнику коммерческой фирмы без его согласия.

Целью данного действа является либо шантаж или запугивание того человека, которому подбрасывают взятку, либо попытка обеспечить с помощью следственных органов необходимые доказательства с целью создания громкого уголовного процесса.

Вариантов организации подставы может быть множество: от попытки избавиться от неугодного работника по предварительному сговору с его руководителем или сотрудником, до получения очередной звезды на погоны за раскрытие значительного преступления.

Не все коту масленица

Какой тяжести наказание предусмотрено за данное преступление – решает суд. Оно может быть разным, как и наказание по всем статьям, касающихся взяток:

  • Штраф до 200 000 рублей.
  • Штраф в размере заработной платы виновного в провокации следователя или иного лица (группы лиц) на срок от одного до 18 месяцев.
  • Принудительные работы на период от года до 5 лет с обязательным лишением права заниматься своей любимой работой ближайшие 3 года.
  • Заключение под стражу на период до 5 лет.

Согласитесь, меры наказания действительно серьезны. Но наличие данной статьи в УК РФ гарантирует нам, в большей или меньшей степени, защиту от слишком рьяных сотрудников уголовного розыска и различных управлений по борьбе с коррупцией добросовестных граждан.

В этом ее необходимость очевидна. Скажем честно, случаев осуждения именно по этой статье обнаружить не удалось, только в совокупности с другими преступлениями.

Если вам подкинули взятку

Если в отношении вас, ваших родственников или знакомых совершена провокация при передаче взятки, не стоит сразу расстраиваться – еще не все потеряно. Конечно, связываться с нашей насквозь коррумпированной судебной системой то еще удовольствие, но есть шансы избежать приговора.

Даже если в отношении вас или ваших знакомых вынесено судебное решение по факту взятки, еще есть возможность его обжаловать в апелляционном суде, затем в Верховном Суде. В крайнем случае, можно обратиться в Страсбургский суд по правам человека – они такие дела всегда рассматривают и вполне могут помочь.

Делаем выводы

Статистика по судебным практикам говорит о том, что следственные органы предпочитают замалчивать факт провокации на судебном процессе, а суды не дают должной квалификации действиям оперативных работников, а зачастую и вовсе игнорируют их неправомочность.

К тому же нужно иметь в виду, что обе стороны данного экономического преступления стараются держать рот на замке и редко идут на контакт со следствием. Что и зачастую является причиной проведения провокационных действий со стороны правоохранительных органов.

При все большей популярности антикоррупционных действий в нашей стране варианты применения провокаций при даче взятки будут только увеличиваться, как это ни печально.

Особенно сложно суду будет определить это действо, если субъектом передачи взятки выступал не оперативный работник, а его доверенное лицо. Поэтому суды должны обязательно учитывать этот факт при рассмотрении данного вида уголовных дел и давать соответствующую оценку, вплоть до вынесения оправдательного приговора.

В советское время уголовная статья о провокации со стороны следственных органов по любым видам преступлений имелась в Уголовном Кодексе с 1922 по 1960 годы. Потом она была отменена. Не факт, что провокации перестали проявляться, просто внимание на права отдельного человека, особенно пошедшего против интересов системы, никто не обращал.

На этом с вами прощаюсь. Подписывайтесь на новые статьи нашего сайта и дайте ссылку на нее своим друзьям и родственникам в социальных сетях.

Источник: //www.rline.tv/svobodnyj-korrespondent/provokaciya-vzyatki-sudebnaya-praktika/

Провокация | ЕСПЧ | Практика ЕСПЧ по провокации

Провокация- судебная практика

Основная часть латентных (скрыто протекающих) преступлений выявляется в России в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ). В первую очередь речь идет о взятках и обороте наркотиков.

Эти преступления обычно фиксируются в ходе оперативного эксперимента и проверочной закупки – разрешенных законом ОРМ, а, по сути, являющих провокацией получения взятки или сбыта запрещенных веществ.

Доводы виновных лиц в такой ситуации выглядят предельно просто и понятно: не было бы провокации – не было бы преступления. Но российское законодательство такой аргумент как «провокация» принимает с неохотой.

Единственное, что снижает пределы ответственности – квалификация содеянного как покушения на соответствующее преступление, за счет чего возможное наказание ограничивается ¾ максимального срока или размера за оконченное преступление.

Провокация преступления в контексте нарушения прав человека и гражданина

Проблема – далеко не только в провокации преступлений как некого явления:

  1. Материалы ОРМ ложатся в основу обвинения и, как правило, являются ключевым доказательством. Таким образом, провокационные действия не только побуждают к преступлению, но и позволяют его фиксировать и документировать. Обвиняемым и подсудимым нечего этому противопоставить.
  2. В России, в отличие от некоторых европейских стран, нет законодательного деления провокации на «правомерную» и «неправомерную». Это освобождает следствие и суд от постановки и изучения этого вопроса в рамках уголовного дела, а материалы ОРМ не ставятся под сомнение из-за возможной провокации. Уголовно-наказуемая провокация взятки (ст. 304 УК РФ) – не в счёт. Это лишь частный случай, который в масштабе всех возможных ОРМ и спровоцированных преступлений не играет существенной роли.
  3. Органы следствия и суды достаточно лояльно относятся к провокации преступлений, допущенной в ходе ОРМ, а иногда и вовсе закрывают глаза на некоторые нарушения. В результате публичные интересы (борьбы с преступностью) ставятся превыше прав и интересов человека – граждан, которые пострадали от провокации, будучи привлеченными к уголовной ответственности.

Позиция ЕСПЧ

Практика ЕСПЧ по рассмотрению жалоб, прямо или косвенно связанных с провокацией преступления, имеет богатую историю, а главное – достаточно четко сформировавшуюся позицию Европейского суда по этому поводу.

«…В случаях, когда государственные агенты выходят за рамки проведения обычного пассивного расследования преступной деятельности, оказывая   на подозреваемого влияние таким образом, что побуждают его к совершению преступления, которое бы он не совершил при иных обстоятельствах, с целью получения доказательства и привлечения к уголовной ответственности» (Раманаускас против Литвы). Все подобные доказательства должны быть исключены. Защита от провокации должна носить безоговорочный характер, поскольку даже общественный интерес в борьбе с организованной преступностью, торговлей наркотиками или коррупцией не может служить оправданием судебному приговору, вынесенному на основании подобного доказательства. (Тейшейра де Кастро против Португалии).

Выделим ключевые аспекты позиции ЕСПЧ по провокации преступлений:

  1. Рассматривая жалобы, Европейский суд опирается только на положения Конвенции, и как трактует провокацию преступления национальное законодательство – неважно.
  2. Проведение ОРМ, как действия государственных органов и, соответственно, государства в отношении человека и гражданина, подпадают под объект рассмотрения ЕСПЧ, а значит, провокация преступления может быть предметом жалобы. При этом не имеет значения, о каком преступлении идет речь и какое ОРМ проводится.
  3. Основное нарушение при провокации преступления – нарушение ст.6 Конвенции, закрепляющей право на справедливое судебное разбирательство, в том числе при сборе, анализе и оценки доказательств. Вместе с тем, ОРМ и провокация могут порождать и другие нарушения прав человека, охраняемые Конвенцией, что легко проследить из практики Суда.

    Нарушение таких прав также может быть предметом жалобы.

  4. Провокация – процессуальный дефект, в силу которого справедливое правосудие невозможно. Провокация считается допустимой, если не приводит к назначению уголовного наказания.

    Результаты ОРМ могут служить основанием как для возбуждения дела, так и для проведения расследования, но одних материалов ОРМ недостаточно для вынесения обвинительного приговора. При этом роль ключевых доказательств должны иметь другие материалы дела – полученные в ходе следствия и судебного разбирательства, но никак не результаты ОРМ или производные от них.

  5. Важный (но не ключевой) критерий оценки провокации – законность ОРМ с точки зрения национального законодательства и наличие у участника ОРМ («агента») законного права на симулирование преступления. Более серьезное значение имеет оценка влияния действий сотрудников и «агента» на желание объекта проведения ОРМ совершить преступление.

    Когда возникло желание совершить преступление – до или после начала ОРМ? Были ли объектом ОРМ совершены какие-то не спровоцированные сотрудниками или «агентом» активные действия, связанные с преступлением? Ключевое значение имеет оценка преступного поведения «спровоцированного лица» до ОРМ и по ходу его проведения.

    Категоричная в этом плане позиция ЕСПЧ – провокация активного характера запрещена.

  6. Не будь провокации, не было бы совершено преступления – обстоятельство, исключающие уголовное наказание. (Кстати, именно этот принцип, среди прочего, находит отражение в практике привлечения к уголовной ответственности за провокацию взятки по ст. 304 УК РФ.

    Но, к сожалению, на провокацию других преступлений в РФ не распространяется. Он же, правда, однобоко, отражается в квалификации спровоцированных в ходе ОРМ преступлений как неоконченных – как покушений).

  7. Публичные интересы, в частности, интересы борьбы с преступностью, не могут служить основанием для провокации преступления и для использования результатов провокационного ОРМ в качестве доказательства. Европейский суд исходит из того, что если национальное законодательство допускает применение в качестве доказательств результатов ОРМ, полученных при провокации преступления, то такое допущение изначально противоречит принципу справедливого судебного разбирательства, закрепленному в ст. 6 Конвенции.

Есть и другие аспекты, характеризующие позицию ЕСПЧ по провокациям. Но они, преимущественно, отражают индивидуальные особенности конкретных дел, в рамках которых подавались жалобы.

Критерии проверки провокации, выработанные практикой ЕСПЧ

  1. осуществлялся ли должный контроль за ходом особых мероприятий, проводимых тайными агентами, в особенности судьей;
  2. имелись ли у правоохранительных органов соответствующие основания для того, чтобы начать расследование, такие как наличие особого, определенного заранее, а не случайного подозреваемого
  3. принимал ли участие подозреваемый в преступной деятельности до вмешательства властей;
  4. сохраняли ли власти «необходимую пассивность» в ходе расследования, которое может быть начато при отсутствии ненадлежащих методов оказания давления, таких как явное подстрекательство, обращение к человеческим инстинктам (побуждения, явно направленные на вынесение более сурового приговора);
  5. в случае, когда власти использовали частного информатора в качестве агента в ходе проведения расследования, предполагали ли они привлечение к ответственности данных лиц в отношении действий, совершенных ими ранее;
  6. заявитель должен иметь право, согласно внутреннему законодательству, поднять вопрос о провокации в ходе судебного разбирательства по его делу, посредством заявления возражения, заявления о фактах, опровергающих обвинение, или как-либо иначе; далее обязанность оспаривать данные заявления переходит к стороне обвинения, чтобы доказать, что факт провокации «полностью исключается.

***

Если уголовное дело всецело построено на результатах ОРМ – это как минимум повод задуматься о подаче жалобы в ЕСПЧ. Практика Европейского суда исходит из презумпции неправомерности любой провокации преступления со стороны сотрудников правоохранительных органов, пока государством-ответчиком не доказано иное.

При этом абсолютно неважно – о каком преступлении идет речь (наркотики, взятки, убийство и т.д.), какое ОРМ и какой спецслужбой проводится. Большая практика ЕСПЧ по делам о провокациях преступлений позволяет рассчитывать на успешное рассмотрение жалобы.

Более точно это можно оценить после изучения обстоятельств дела.

(!) ПОДДЕРЖИТЕ ПРОЕКТ

Если вы находите нашу работу полезной, то вы можете поддержать проект и отблагодарить автора, пройдя по этой ссылке

Источник: //euroclaim.ru/provokatsiya/

Провокация взятки судебная практика

Провокация- судебная практика

Также предлагаем ввести в Уголовный кодекс РФ отдельную статью: “Провокация взятки: умышленные действия сотрудника милиции либо иного должностного лица по искусственному созданию условий, при которых лицо вынуждается к даче взятки”.

Реализация этих предложений должна содействовать тому, что работники милиции будут ловить настоящих взяткодателей, а не провоцировать граждан к даче взятки. судья Конституционного суда Республики Татарстан, доктор юридических наук, профессор.

1. Игнатенко А. Сторублевая акция.

Показательная борьба с коррупцией на дорогах обернулась трагедией для водителя и его семьи // Российская газета.

2008. 11 апреля. 2. Комиссаров В., Яни П.

Статья 304 УК РФ

Бюллетень Верховного Суда РФ.

7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»; См.: Радачинский С.Н.

Ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа: Дис. . канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 1999.

С. 71. Субъект рассматриваемого преступления общий — вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет.

Провокация дачи взятки судебная практика

При задержании лиц, подозреваемых в хранении или сбыте наркотиков, как правило, не используется не ауди, ни видеозапись.

Приговором Надымского городского суда Л.

Сам Козлов А.В. будучи допрошенным с участием защитника на предварительном следствии в качестве подозреваемого, обвиняемого, а также в ходе очных ставок с Наумовым СВ. До сих пор закон этого не разрешал. Еще в далекие двадцатые годы прошлого века один умнейший юрист заметил:

«Чем слабее уголовно-разыскной аппарат, тем чаще агенты его прибегают к провокационным методам»

.

Провокация взятки, подстрекательство к взятке или оперативный эксперимент?

ПРОВОКАЦИЯ ВЗЯТКИ, ПОДСТРЕКАТЕЛЬСТВО К ВЗЯТКЕ ИЛИ ОПЕРАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ? Как же решает обсуждаемый нами вопрос Европейский суд по правам человека (далее — ЕСПЧ)?

Итак, вот что, в частности, говорится в Определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 21 февраля 2008 г. по делу N 9-008-4, которым без изменения оставлен оправдательный приговор в отношении М-ва, обвинявшегося в получении взятки. Суд пришел к выводу о том, что в действиях М-ва отсутствует состав преступления, и оправдал его по ч.

3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия оставила приговор суда без изменения, указав, в частности, следующее. Исследовав представленные доказательства, суд пришел к выводу, что при проведении оперативно-розыскных мероприятий нарушены требования ст.

Экономические и социальные проблемы современного общества несомненно сказываются на характере преступности и в определенной степени влияют на поведение лиц, призванных с ней бороться.

Важным критерием разграничения провокации и правомерных действий, таким образом, является характер полученной информации, содержание которой и определяет правовые рамки и направление дальнейших действий спецслужб.

Хотел принять участие в сегодняшнем совещании Президентов АП, организованным ФПА РФ.

Как только в кадре появился Юрий Сергеевич — произошло вот что — смотри ниже: Сначала допрос независимого судебно-медицинского специалиста. После этого приобщение его заключения к материалам уголовного дела Пройден новый рубеж — 10000 профессионалов.

Поздравляем нашего десятитысячного профессионала — Ольгу Александровну Конашенкову Инспекторы ДПС ГИБДД, зная о таких местах, вместо улучшения, исправления дорожной обстановки выбирают удобную позицию и «ловят» нарушителей, тем самым выполняя план отдела и «кармана».

Адвокат из Гатчины получил оправдательный приговор.

«Адвокат обвинитель» VS «адвокат защитник» или дело о том, как Колян и Васян электрический кабель не поделили.

Обо всех замеченных ошибках при работе сайта просьба сообщать при помощи обратной связи

Провокация взятки — судебная практика: тяжесть и квалификация

В нашей статье мы объединим эти понятия, и будем говорить просто о взятке, как составной части данного вида экономических преступлений.

Применительно к судебной практике, провокация дачи взятки со стороны правоохранительных, в том числе следственных, органов и доказательства данного факта во время судебного процесса приведет к тому, что сам факт ее передачи будет поставлен под сомнение.

Суд может отказать в приобщении к материалам рассматриваемого дела полученные с помощью провокации доказательства. Поэтому судья обязательно в процессе судебного заседания должен исследовать вопрос, имела ли место провокация дачи взятки.

Поэтому суд высшей инстанции подсудимого оправдал. Как? – скажете вы, — он же все равно брал взятки и выписывал подложные листы трудоспособности? Увы и ах, нужны были доказательства от других свидетелей помимо оперативных работников.

Провокация взятки и фальсификация результатов ОРМ

Примеры провокации взятки.

Рассмотрим некоторые примеры из судебной практики, содержащие признаки провокации взятки и фальсификации результатов ОРМ. Общие рекомендации адвоката при провокации взятки.

Для должностного лица всегда существует риск совершения в отношении него провокации взятки.

Чтобы минимизировать риск провокации взятки, рекомендую следующее. А. В контактах с людьми следует проявлять осторожность.

Чтобы ослабить вашу бдительность, пошлют провокатора, снабдив его рекомендациями от хорошо знакомых вам лиц.

Г. Если собеседник пытается положить на стол какой-то предмет, то спросите его о том, что это за предмет.

Не прикасайтесь к нему и сразу вызывайте свидетелей.

На счету каждая секунда, так как за дверью наверняка находятся оперативники. Общие рекомендации адвоката, если провокация взятки состоялась.

Если провокация взятки удалась и вас задержали с поличным, рекомендую следующее.

Тактика защиты по делам о провокации взятки.

Как доказать провокацию взятки

Как сообщил ЯРНОВОСТЯМ Рубен Маркарьян, в деле рыбинского градоначальника появилось очередное доказательство провокации взятки и фальсификации доказательств кем-то из правоохранителей.

Ранее допрошенный взяткодатель Владимир Иванов и сотрудники полиции сообщили, что Иванову приборов аудио-видео фиксации никто не выдавал.

Однако в деле оказались около двух десятков актов выдачи этих устройств.

Взятка или провокация взятки Геннадий Нам, адвокат Алматинской городской коллегии адвокатов Наше государство на протяжении многих лет, особенно в последние годы, с переменным успехом ведет. Органы уголовного преследования, чтобы повысить показатели в работе, порой провоцируют должностных лиц к получению взятки, а граждан — к ее даче.

Источник: //152-zakon.ru/provokacija-vzjatki-sudebnaja-praktika-12444/

Сфера права
Добавить комментарий