Допрос понятых, следователей и оперативных сотрудников в суде

Допрос следователя и дознавателя в суде

Допрос понятых, следователей и оперативных сотрудников в суде

Какие ограничения содержит закон при допросе следователя или дознавателя в суде

Осодоева Наталия Васильевна, помощник судьи Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ

В УПК РФ не нашла своего отражения возможность допроса следователей и дознавателей в судебном заседании. Так, в соответствии со ст.

 74 УПК РФ «в качестве доказательств допускаются показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы». Но, несмотря на это, в соответствии с ч. 8 ст. 234 УПК РФ по ходатайству сторон в качестве свидетелей могут быть допрошены любые лица, которым известно что-либо об обстоятельствах производства следственных действий, изъятия и приобщения к уголовному делу документов. Это означает, что закон не содержит прямого запрета на допрос как следователей, так и дознавателей в ходе судебного заседания.

Мнение Конституционного Суда РФ

На взгляд некоторых ученых и практиков, в судебном заседании нельзя допрашивать в качестве свидетелей дознавателей и следователей по вопросам, касающимся их собственных действий, которые выходили за пределы их полномочий. Фактически в таких случаях этих лиц допрашивают в качестве подозреваемых в совершении преступления, что противоречит, в первую очередь, положениям ст.51 Конституции РФ.

Но более распространено среди процессуалистов другое мнение: допрос дознавателей и следователей в судебном заседании возможен и проводится он по процедуре производства следственных действий (в частности, по процедуре допроса лиц, которые в судебном заседании утверждают, что признательные показания дали под давлением).

Данная точка зрения корреспондируется с позицией Конституционного Суда РФ, приведенной в Определении от 06.02.2004 № 44-О «По жалобе гражданина Демьяненко Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 56, 246, 278 и 355 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

Как отметил КС РФ, «положение, содержащееся в ч. 3 ст.

 56 УПК РФ, в его кон–ституционно-правовом истолковании не может служить основанием только для воспроизведения в ходе судебного разбирательства содержания показаний подозреваемого, обвиняемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные им в суде, путем допроса в качестве свидетеля дознавателя или следователя, производившего дознание или предварительное следствие».

Таким образом, Конституционный Суд пришел к выводу, что допрос по уголовному делу в качестве свидетелей дознавателей и следователей в стадии судебного следствия возможен по любым обстоятельствам, но только если он не предполагает воспроизведения содержания показаний лиц, которые были даны в ходе досудебного производства.

Судебная практика

Автором статьи было проведен опрос 250 судей из четырех регионов — Республики Бурятия, Иркутской области, Забайкальского края, Республики Тыва — по вопросу о возможности допроса следователей и дознавателей в качестве свидетелей в стадии судебного разбирательства.

Результат опроса показал, что практически все судьи (99%) считают возможным допрашивать следственных работников по процедуре, установленной для допроса обвиняемых, потерпевших и свидетелей в ходе предварительного расследования. Аналогичный вывод можно сделать по результатам анализа судебной практики

Допрос следователя и дознавателя чаще всего проводится, когда подсудимые заявляют в суде, что им наносились побои, на них оказывалось физическое или психическое давление, а также когда говорят о нарушениях требований УПКРФ.

ИЗ ПРАКТИКИ. В ходе судебного разбирательства по уголовному делу в отношении М. (ч. 4 ст. 111 УК РФ) были оглашены показания свидетеля Ж. в связи с наличием существенных противоречий между показаниями, данными им на следствии и показаниями, полученными на допросе в суде (ч. 3 ст. 281 УПК РФ).

После этого Ж. пояснил суду, что в ходе предварительного расследования он давал показания под давлением, что сотрудники милиции оскорбляли его и заставили подписать протокол.

Другой свидетель, Х., сообщил суду, что по обстоятельствам дела ничего пояснить не может, в период, когда было совершено преступление, его в г. Улан-Удэ не было. Он вспомнил, что в ходе предварительного расследования давал показания под давлением оперативных работников, поскольку летом 2007 г. те сообщили ему, что он будет проходить как свидетель по данному уголовному делу.

Для проверки показаний свидетелей суд допросил следователя К.

Следователь не смог назвать точную дату проведения допросов свидетелей Ж. и Х., но сообщил, что допрос этих лиц проводился в его кабинете.

До начала допроса свидетелям разъяснялись их права, давления на них никто не оказывал. Допрос этих свидетелей проводился в рамках закона, в это время в кабинете никто не присутствовал.

После допроса следователя свидетели пояснили суду, что показания следователю давали без принуждения, в присутствии защитников.

ИЗ ПРАКТИКИ. По уголовному делу в отношении Ш. (п. «в» ч. 2 ст. 158 УПК РФ) суд допросил в качестве свидетелей сотрудников милиции В. и А., показания которых были оглашены в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ.

Оба свидетеля сообщили суду, что противоречия между показаниями, данными ими в ходе следствия, и показаниями, коорые они дали в судебном заседании, они не могут объяснить. При этом протоколы допросов ими были подписаны, хотя следователь им не дала их прочесть. В. и А. сообщили также, что во время проведения допроса в кабинете следователя находились оперативные сотрудники.

Для проверки показаний свидетелей в судебное заседание в качестве свидетеля была вызвана следователь Ц. На допросе в суде Ц. сообщила, что В. и А. только привезли Ш. в отделение милиции и завели в ее кабинет.

В ходе допроса на указанных свидетелей давление не оказывалось, допрос проводился в отсутствие оперативных сотрудников. Протоколы допроса, составленные с показаний, данных В. и А., ими были прочитаны и подписаны. По окончании допроса ни от В., ни от А.

возражений или замечаний на протокол не поступило.

Как показывает практика, при наличии технических и иных ошибок в протоколах допрос в суде следователей, дознавателей и оперативных сотрудников проводится также в целях установления факта нахождения того или иного лица в момент производства допроса в состоянии алкогольного или иного опьянения либо в болезненном состоянии.

Не менее важны показания следователя при проверке и оценке судом причин и мотивов изменения показаний свидетелем.

ИЗ ПРАКТИКИ. По уголовному делу в отношении М. (ч. 1 ст. 105, ч. 2 ст. 162 УК РФ) в судебном заседании для проверки показаний подсудимого в качестве свидетеля был допрошен следователь С., в производстве которого находилось дело.

В судебном заседании подсудимый показал, что в день совершения преступления находился в гостях, где распивал спиртные напитки со своими знакомыми. Затем он вышел из этого дома, а что было дальше, не помнит. Очнулся он уже в отделении милиции. Преступления, в совершении которого его обвиняют, он не совершал. Ножа при себе не имел, так как потерял его.

В день задержания на нем были спортивные брюки белого цвета, темная цветная кофта, на ногах — кроссовки. Он помнит, что несколько телесных повреждений получил при задержании. Никаких вещей в момент задержания при нем не было. В отделении милиции перед ним положили на лавку джинсы, ремень, ножны, черную куртку и сказали ему, чтобы он их забрал.

В протоколе задержания указано, что на нем было двое брюк, хотя на самом деле такого не было.

В опровержение доводов подсудимого следователь С. сообщил суду, что в августе 2008 г. М. был задержан, составлен протокол задержания. При производстве личного обыска в присутствии понятых была изъята одежда М.

со следами бурого цвета, а также кожаные ножны и нож. В момент задержания на М. были одеты двое брюк. В протоколе задержания все указано верно: он был подписан понятыми и замечаний на него ни от М.

, ни от его защитника не поступало.

По окончании допроса следователя подсудимый М. пояснил суду, что после случившегося он надел вещи потерпевшего на свою одежду, так как его одежда была в крови, а сам он был в растерянном состоянии.

Процедура допроса

Возможность вызова и допроса в судебном заседании новых свидетелей, в том числе следователей и дознавателей, в производстве которых находилось дело, предусмотрена ч.8 ст. 234 и ст. 271 УПК РФ.

Поскольку вызов и допрос указанных лиц производится не по всем уголовным делам, а лишь при необходимости, включать их в перечень лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, неразумно.

Для проверки достоверности показаний подсудимого, свидетелей, а также других доказательств, в судебное заседание необходимо вызвать следователя либо дознавателя и допросить по процедуре производства следственных действий. До начала допроса следует предупредить этих лиц об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Исходя из провозглашенного Конституцией РФ принципа состязательности и равноправия сторон, допрашивать указанных лиц должна сначала сторона, заявившая ходатайство об их вызове и допросе, затем — оппонирующая сторона и только в последнюю очередь — суд.

Процессуальные риски при допросе оперативных сотрудников судом

Козлов Александр Михайлович,
руководитель секции методики и методологии правоприменения в уголовном судопроизводстве Консультативно-методического (учебного) центра «Юристат» (г. Москва)

“Допрос лиц, осведомленных не только об обстоятельствах совершения преступления, но и о действиях по собиранию доказательств, безусловно, входит в компетенцию суда первой инстанции. Ведь суд обязан выяснить все обстоятельства, позволяющие проверить законность и обоснованность действий органов расследования по получению информации о виновности либо невиновности подсудимого.

В этом случае принцип законности реализуется не через установление запрета на допрос лиц, имеющих определенный процессуальный статус, а путем исключения из показаний лица информации, которую нельзя использовать в доказывании.

Например, оперативный сотрудник может быть допрошен по вопросам, связанным с досудебным производством по делу. Источником же информации о совершенном преступлении оперативный сотрудник не является, поскольку не был очевидцем.

Из всей информации, сообщенной оперативным сотрудником, суд принимает во внимание только ту часть, которая непосредственно воспринята допрашиваемым. Так, он способен, скажем, прояснить обстоятельства производства обыска, в котором принимал участие в соответствии с ч.

7 ст. 164 УПК РФ. Правда, в подобной ситуации его показания могут ставить под сомнение достоверность протокола обыска, ведь оперативный сотрудник может сообщить информацию, которая не была отражена в протоколе.

Например, что во время обыска в помещении находились и другие оперативные сотрудники, которые не указаны в протоколе обыска, а также не указано место их нахождения.

Тогда возникает неустранимое сомнение в том, что обнаруженные предметы не были «подброшены» посторонними лицами, присутствие которых не было отражено в протоколе обыска.

Если в своих показаниях оперативный сотрудник касается обстоятельств совершения преступления и поясняет, что узнал о них от подозреваемого (обвиняемого), суд может принять во внимание его показания только как косвенное подтверждение правильности протокола следственного действия (если эти показания согласуются с содержанием протокола)”.

Показания следователя в суде не восполняют недостатки протокола

Ельмашев Юрий Валерьевич, адвокат Адвокатской палаты г. Москвы, юридический референт Московского клуба адвокатов

“В Определении Конституционного Суда РФ от 06.02.2004 № 44-О даны разъяснения о недопустимости допроса оперативных сотрудников и следователей для «воспроизводства показаний подозреваемого, обвиняемого», если при этом не составлялся протокол допроса. Однако если протокол допроса (объяснений, явки с повинной и т. п.) был составлен, разъяснения КС РФ неприменимы.

Что касается следователя, то ситуация аналогичная. Следователь своими пояснениями в суде не может «сообщить» о показаниях допрошенного подозреваемого, обвиняемого и тем самым «дополнить» их, если эти показания не зафиксированы в протоколе допроса.

Не может следователь своими показаниями в суде дополнить и сам протокол допроса, содержание которого удостоверено подписями лиц, участвовавших в следственном действии.

Например, если в протоколе не отражен факт разъяснения подозреваемому права пригласить защитника, то это «упущение» следователя нельзя устранить допросом следователя в суде и его пояснениями, что такое право подозреваемому было разъяснено, а в протоколе это не было зафиксировано «по оплошности», «по недосмотру» или «из-за нехватки времени».

Нельзя восполнить и неполноту протокола следственного действия показаниями следователя в суде и в том случае, когда в протоколе не отражены все действия следователя с начала и до завершения следственного действия.”

Источник: https://www.ugpr.ru/article/1341-dopros-sledovatelya-i-doznavatelya-v-sude

Допрос понятых, следователей и оперативных сотрудников в суде

Допрос понятых, следователей и оперативных сотрудников в суде

В судебной практике распространение получило использование в качестве доказательств виновности подсудимого показания допрошенных в качестве свидетелей граждан, присутствовавших в качестве понятых при проведении тех или иных следственных действий, особенно это широко используется о незаконном обороте наркотиков.

Понятые присутствовавшие при осмотре «закупщика», передаче ему технических средств, получении от него наркотических средств, при выемке, обыске и т. п., уже на предварительном следствии допрашиваются в качестве свидетелей. В качестве свидетелей допрашиваются сотрудники полиции, проводивших оперативно-розыскные мероприятия .

В ходе судебного разбирательства в качестве свидетелей допрашиваются следователи проводившие допрос обвиняемых, признававших свою вину.

Показания таких свидетелей занимают большую часть мотивировочной части приговора, при этом сами протоколы следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий судом не анализируются или анализируются недостаточно.

Ходатайства о недопустимости доказательств при этом защитой не заявляются, а показания вышеуказанных понятых, оперативных сотрудников, следователя, допрошенных в качестве свидетелей по ходатайству государственного обвинителя, становятся самостоятельными доказательствами виновности лиц в совершении преступлений. Зачастую происходит противопоставление протоколов следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий показаниям данных лиц.

Государственные обвинители по данным делам считают, что показания всех лиц, допрошенных по их ходатайству в качестве свидетелей, являются доказательствами виновности лица, ссылаясь при этом на п. 2 ч. 2 ст. 74 УПК РФ, согласно которому в качестве доказательств допускаются показания свидетелей, и часто суды с этим соглашаются.

Позиция Конституционного Суда РФ по этому вопросу

Вопрос о недопустимости подмены протокола допроса обвиняемого (подозреваемого), признанного недопустимым доказательством, показаниями следователя (дознавателя), допрошенного в качестве свидетеля, в настоящее время однозначно решен судебной практикой.

Еще в 2004 году КС РФ разъяснил, что положения ч. 5 ст. 246 и ч. 3 ст. 278 УПК РФ, позволяют допрос следователя в качестве свидетеля по об обстоятельствам производства отдельных следственных и иных процессуальных действий.

Однако, эти положения, должны применению в заимосвязи с другими нормами УПК РФ.

Эта взаимосвязь не позволяет суду допрашивать следователя о содержании показаний, данных в ходе следствия в целях восстановления содержания этих показаний. Тем самым закон, исходя из предписания ст.

50 Конституции РФ, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений.

Видимо аналогичным способом должен решаться вопрос и об оценке показаний понятых, оперативных сотрудников.

Показания понятых и свидетелей в качестве доказательств

Из анализа ч.1 ст.74 УПК РФ следует, что применительно к рассматриваемому случаю доказательства могут быть разделены на несколько видов, в том числе на:

1) доказательства совершения (несовершения) инкриминируемого деяния подсудимым и его виновности (невиновности) в нем;

2) доказательства законности (незаконности) проводимых следственных действий и ОРМ.

Кроме того, в гл. 8 УПК РФ в качестве «иных участников уголовного судопроизводства» указаны самостоятельные участники — свидетель и понятой.

Показания понятых, следователя отсутствуют в перечне доказательств, приведенном в ч. 2 ст. 74 УПК РФ.

Отсюда, доказательствами виновности (невиновности) лица в инкриминируемом деянии являются протоколы следственных действий и ОРМ и именно на их основе суд должен делать соответствующие выводы.

Что же делать, если сторона (обвинения или защиты) заявляет ходатайство о допросе в качестве свидетелей вышеуказанных лиц (даже если ходатайство о недопустимости доказательства не заявлялось)?

Видимо, суд вправе удовлетворить данное ходатайство со ссылкой на ч.8 ст.234 УПК РФ. Вместе с тем показания понятых, оперативных сотрудников, следователя, допрошенных в соответствии с ч. 8 ст.

234 УПК РФ, могут иметь доказательственное значение лишь при оценке допустимости доказательств — протоколов следственных действий и ОРМ (как «иных документов»), об обстоятельствах их производства, однако не могут использоваться в качестве самостоятельных доказательств виновности подсудимых, в том числе и исходя из процессуального статуса понятых и следователя.

Допрос данных лиц в качестве «свидетелей» не меняет их основной процессуальный статус. Как отметил КС РФ, ст. 56 УПК РФ определяет лишь правовой статус свидетеля в уголовном процессе, но не существо его показаний в качестве доказательств по уголовному делу.

Недопустимость использования показаний понятых в качестве доказательств в суде присяжных

Недопустимость использования в качестве доказательств виновности подсудимых вышеуказанных доказательств подтверждается судебной практикой.

Понятие доказательств, правила оценки и проверки доказательств — одинаковые для рассмотрения дел как в общем порядке, так и с участием присяжных заседателей.

Вопросы процессуального характера в силу ч. 5 ст. 335 УПК РФ, в том числе касающиеся допустимости и недопустимости доказательств, являются исключительной компетенцией председательствующего судьи, обсуждаются только в отсутствии присяжных заседателей.

Именно при решении вопроса о допустимости доказательств, перед тем, как представить доказательства присяжным заседателям, в соответствии с ч. 8 ст. 234 УПК РФ в качестве свидетелей могут быть допрошены понятые, оперативные сотрудники, следователи и т. п.

Обсуждение данных вопросов в присутствии присяжных заседателей является основанием для отмены приговора. (определение СК по уголовным делам ВС РФ по делу № 73-о04-27сп).

В случае признания доказательства допустимым присяжным заседателям предъявляются именно протокол следственного действия, явка с повинной или протокол ОРМ.

В случае признания доказательства недопустимым, показания вышеуказанных понятых, оперативных сотрудников или следователей присяжным заседателям не предъявляются, то есть доказательство «или есть или его нет», замены или подмены доказательств не происходит.

При этом в напутственном слове (очень схожем с описательно-мотивировочной частью приговора при рассмотрении дела в общем порядке) председательствующий также не вправе ссылаться на показания понятых, оперативных сотрудников, следователя, а приводит только «первоисточники» — протоколы ОРМ, явки с повинной, следственных действий и т. п (определение ВС РФ от 24.10.2008 № 41-008-76сп).

Из сказанного можно сделать вывод, что, пи проверке доказательств (в случае необходимости или по ходатайству сторон) могут быть допрошены понятые, оперативные сотрудники, следователь. Эти лица в данном случае допрашиваются в качестве свидетелей производства следственного действия или ОРМ.

Если для признания доказательства (протокола следственного действия, ОРМ, явки с повинной и т. п.) недопустимым доказательством оснований не имеется, в приговоре суд вправе ссылаться на них.

Если эти доказательства суд признает недопустимыми, то ссылаться в приговоре на показания лиц, присутствовавших при производстве следственного действия или ОРМ, явки с повинной, нельзя.

В то же время если оперативный сотрудник являлся очевидцем событий, которые проходили не в рамках ОРМ, тогда он полноценный свидетель и его показания могут иметь самостоятельное значение.

Объем доказательств виновности (невиновности) лица в совершении инкриминируемого преступления не может зависеть от вида судопроизводства.

Источник: https://pershickow.ru/dopros-ponyatyx-sledovatelej-i-operativnyx-sotrudnikov-v-sude.

Допрошены следователь и оперативный сотрудник в качестве свидетелей

Допрос понятых, следователей и оперативных сотрудников в суде

УПК РФ, согласно которому в качестве доказательств допускаются показания свидетелей, и часто суды с этим соглашаются.

Сам себе адвокат

Только в результате производства указанных действий, в том числе допроса соответствующего должностного лица, этот предмет приобретает статус вещественного доказательства.

С одной стороны, изначальные действия оперативного работника по изъятию искомого предмета не являются профессионально грамотными, поскольку при указанном способе «введения» предмета в уголовное дело утрачивается «первоначальность» такого доказательства, то есть в процессуальной цепочке «предмет – уголовное дело – вещественное доказательство» появляются дополнительные звенья, которых можно было избежать, – это последующая выемка искомого предмета у оперативного работника и его допрос. Чем более продолжителен временной промежуток между действием первоначальным (изъятие) и действием конечным (выемка и допрос должностного лица), тем больше вероятности того, что часть доказательственной информации утратится.

Внимание УПК РФ перечисляет конкретные случаи, когда лицо может стать подозреваемым, которых в данном случае нет.

Оперативный сотрудник фактически ставится перед подсудимым в положение допрашиваемого лица, он по существу вызывается на очную ставку с подсудимым. Какого ответа ждет судья от оперативного сотрудника на вопрос: «Вы применяли к обвиняемому психическое или физическое насилие?»

В абсолютном большинстве подобных случаев оперативные сотрудники отрицают указываемые подсудимыми факты и их допросы завершаются практически ничем, поскольку невозможно проверить достоверность заявлений подсудимого показаниями оперативного сотрудника, т.

е. того лица, на незаконные действия которого он жалуется. Как правило, они отрицают не только факт применения насилия, но и саму возможность незаконных действий при проведении расследования.

Статья 3

Статью 27.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 1, ст. 1; 2007, N 31, ст. 4007) дополнить частью 51 следующего содержания:

«51.

В случае если изымаются документы, за исключением документов, указанных в части 3 настоящей статьи, с них изготавливаются копии, которые заверяются должностным лицом, изъявшим документы, и передаются лицу, у которого изымаются документы, о чем делается запись в протоколе.

В случае если невозможно изготовить копии или передать их одновременно с изъятием документов, указанное должностное лицо передает заверенные копии документов лицу, у которого были изъяты документы, в течение пяти дней после изъятия, о чем делается запись в протоколе.

Допрос понятых, следователей и оперативных сотрудников в суде

Допрос данных лиц в качестве «свидетелей» не меняет их основной процессуальный статус. Как отметил КС РФ, ст. 56 УПК РФ определяет лишь правовой статус свидетеля в уголовном процессе, но не существо его показаний в качестве доказательств по уголовному делу.

Замена протокола следственного действия показаниями понятых, следователей, оперативных сотрудников

СК по уголовным делам ВС РФ по делу № 73-о04-27сп).

В случае признания доказательства допустимым присяжным заседателям предъявляются именно протокол следственного действия, явка с повинной или протокол ОРМ.

В случае признания доказательства недопустимым, показания вышеуказанных понятых, оперативных сотрудников или следователей присяжным заседателям не предъявляются, то есть доказательство «или есть или его нет», замены или подмены доказательств не происходит.

При этом в напутственном слове (очень схожем с описательно-мотивировочной частью приговора при рассмотрении дела в общем порядке) председательствующий также не вправе ссылаться на показания понятых, оперативных сотрудников, следователя, а приводит только «первоисточники» — протоколы ОРМ, явки с повинной, следственных действий и т.

Процедура допроса

Возможность вызова и допроса в судебном заседании новых свидетелей, в том числе следователей и дознавателей, в производстве которых находилось дело, предусмотрена ч.8 ст. 234 и ст. 271 УПК РФ.

Поскольку вызов и допрос указанных лиц производится не по всем уголовным делам, а лишь при необходимости, включать их в перечень лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, неразумно.

Для проверки достоверности показаний подсудимого, свидетелей, а также других доказательств, в судебное заседание необходимо вызвать следователя либо дознавателя и допросить по процедуре производства следственных действий.

Рубрики

Данные лица, наряду с иными полномочиями, выполняют письменные поручения следователя о производстве отдельных следственных действий, направленных на сбор доказательств. Тем самым они фактически участвуют в уголовном судопроизводстве на стороне обвинения.

Такого рода обязанности, исполняемые в ходе предварительного расследования сотрудниками органа дознания, включая сотрудников его оперативных подразделений, носят публичный характер.

Это предполагает, что они не должны иметь личной заинтересованности в исходе уголовного дела, которая может отразиться на оценке имеющихся в деле доказательств, поставить под сомнение их объективность при принятии решений по делу.

Соответственно, оспариваемые нормы распространяются и на оперативных сотрудников органа дознания.

Это означает, что недопустимо привлекать таких сотрудников к участию в расследовании уголовного дела, в т.

Важно

Башкатов же, напротив, полагают, что в этих случаях необходимо обязательно вызывать оперативных работников в качестве свидетелей для выяснения обстоятельств происхождения того или иного материального объекта [1, с. 21].

Проект УПК РФ, подготовленный Министерством юстиции и представленный на второе чтение в Государственную Думу РФ, предлагал наделить абсолютным свидетельским иммунитетом (а именно исключить из числа свидетелей):

— лиц, внедренных в организованные преступные группы, штатных негласных сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, — в отношении обстоятельств, которые стали известны им в связи с использованием возложенных на них полномочий. В окончательную редакцию УПК РФ данное предложение не вошло.
О. Д. Жук и С. Зуев предлагают допрашивать указанных лиц под псевдонимом [4, с. 217; 3, с. 101].

Другие авторы (В.И. Зажицкий и Л.

Архивы

Какие ограничения содержит закон при допросе следователя или дознавателя в суде

Осодоева Наталия Васильевна, помощник судьи Октябрьского районного суда г. Улан-Удэ

В УПК РФ не нашла своего отражения возможность допроса следователей и дознавателей в судебном заседании.
Так, в соответствии со ст.

74 УПК РФ «в качестве доказательств допускаются показания подозреваемого, обвиняемого; показания потерпевшего, свидетеля, заключение и показания эксперта; заключение и показания специалиста; вещественные доказательства; протоколы следственных и судебных действий; иные документы». Но, несмотря на это, в соответствии с ч. 8 ст.

234 УПК РФ по ходатайству сторон в качестве свидетелей могут быть допрошены любые лица, которым известно что-либо об обстоятельствах производства следственных действий, изъятия и приобщения к уголовному делу документов.

Источник: http://advokat-pereslavl.ru/doprosheny-sledovatel-i-operativnyj-sotrudnik-v-kachestve-svidetelej/

Допрос сотрудника полиции в качестве свидетеля в суде права и обязанности

Допрос понятых, следователей и оперативных сотрудников в суде

Что же делать, если сторона (обвинения или защиты) заявляет ходатайство о допросе в качестве свидетелей вышеуказанных лиц (даже если ходатайство о недопустимости доказательства не заявлялось)? При этом в напутственном слове (очень схожем с описательно-мотивировочной частью приговора при рассмотрении дела в общем порядке) председательствующий также не вправе ссылаться на показания понятых, оперативных сотрудников, следователя, а приводит только «первоисточники — протоколы ОРМ, явки с повинной, следственных действий и т. п (определение ВС РФ от 24.10.2008 № 41-008-76сп). Показания понятых, следователя отсутствуют в перечне доказательств, приведенном в ч. 2 ст.

74 УПК РФ. Кроме того, в гл. 8 УПК РФ в качестве «иных участников уголовного судопроизводства указаны самостоятельные участники — свидетель и понятой.

До начала процедуры уполномоченный служащий удостоверяется в личности гражданина. Для этого он проверяет документы лица. Далее следователь разъясняет субъекту обязанности и права, предупреждает об ответственности за предоставление ложной информации. Об этом делается отметка в протоколе.

Ход и итоги процессуального действия отражаются в протоколе. Свидетельские показания записываются от 1-го лица, по возможности слово в слово. В протоколе должны быть зафиксированы все вопросы, которые были заданы гражданину, и все ответы, полученные от него.

https://www.youtube.com/watch?v=Q4u1KysTrSw

На допросе свидетеля может присутствовать его представитель. Он обладает теми же правами, что и сам свидетель.

Представитель в лице адвоката вправе задавать гражданину вопросы, давать короткие консультации в присутствии следователя. Неявка на допрос в ифнс в качестве свидетеля? При том последний вправе отвести вопросы защитника, но обязан указать их в протоколе. По закону, дача показаний – обязанность свидетеля.

Нормами предусмотрена ответственность за уклонение от явки на допрос или отказ от предоставления сведений.

Вместе с тем при заявлении обоснованного ходатайства участниками процесса о раскрытии подлинной информации о гражданине, дающем показания, необходимой для защиты подсудимого или для установления каких-либо обстоятельств, имеющих существенное значение для разбирательства, суд может предоставить заинтересованной стороне возможность ознакомиться с такой информацией.

Участие сотрудника полиции в судебном разбирательстве

Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием;

судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;7) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных ч.3 ст.11 УПК РФ.

С другой стороны, существуют ситуации, когда в силу объективных причин следователю не остается ничего другого как прибегнуть к допросу того же оперативного работника.

Например, когда лицо, у которого оперативный работник произвел изъятие предмета, отсутствует (умер, уехал, местонахождение неизвестно и т. д.).

Допрос должностного лица в таком случае является необходимым, поскольку только это действие может процессуально «связать изъятый предмет и обстоятельства уголовного дела. Допрос должностного лица (дознавателя, следователя оперативного ра- ботника, участкового уполномоченного и др.

) в целях получения (восполне- ния) доказательств по уголовному делу.В ходе расследования уголовного дела нередко имеет место следующая си- туация.

Оперативный работник в ходе предварительного расследования изымает у лица предмет, имеющий значение по уголовному делу, документально оформ- ляя такое действие рапортом или соответствующим актом.

Дальнейший меха- низм статусной легализации изъятого предмета представляет собой производ- ство следователем ряда следственных действий, включающих выемку указанно- Поводом для обращения послужило то, что в обвинительном приговоре в отношении заявителя, оставленном без изменения вышестоящими судебными инстанциями, имеются ссылки на показания сотрудников полиции.

Они были допрошены в качестве свидетелей об обстоятельствах задержания лица, сообщившего о совершенных преступлениях, уголовное дело в отношении которого было прекращено в связи со смертью.

Эксперт отметил, что проблема четко обозначена в жалобе: в качестве доказательств были положены в основу приговора показания сотрудников правоохранительных органов, которые беседовали с другим подозреваемым и дали показания о результатах беседы. «С точки зрения теории уголовного процесса такие доказательства должны быть признаны недопустимыми. Однако мы видим, что это не происходит.

Может адвокат подозреваемого на суде как то оспорить наши покозания?

Допрос оперативных сотрудников в суде и его доказательственное значение Текст научной статьи по специальности — Государство и право

В. В. Кальницкий и О. И. Бекетов (Омская ВШ МВД РФ) отмечают, что «показания сотрудника милиции о действиях, связанных с пресечением преступлений, по сложности (?) не могут быть сравнимы с показаниями иных свидетелей и потерпевших [6, с. 138].

Кроме того, авторы замечают, что при оценке показаний сотрудника милиции необходимо учитывать то, что «вмешиваясь в конфликтные ситуации и применяя силу, сотрудники милиции обречены на негативную оценку своих действий со стороны правонарушителей и лиц, заинтересованных в их судьбе [6, с. 139].

Как уже было отмечено, чаще всего оперативные сотрудники вызываются в суд в случаях, когда подсудимый отказывается от данных

В статье рассматривается проблема допроса оперативных сотрудников в суде в качестве свидетелей, дается оценка этой практики, отмечается, что эти показания никакого приоритета перед другими доказательствами не имеют, а должны оцениваться в совокупности с другими доказательствами.

Права свидетеля в уголовном процессе

О. Что такое допрос в качестве свидетеля в налоговую? Д. Жук предлагает как можно «шире практиковать допрос должностных лиц правоохранительных органов по поводу проведенных оперативно-розыскных мероприятий [4, с. 217; 7, с. 19; 10, с. 37].

Данную позицию разделяет и С. Зуев [3, с. 101].

Проект УПК РФ, подготовленный Министерством юстиции и представленный на второе чтение в Государственную Думу РФ, предлагал наделить абсолютным свидетельским иммунитетом (а именно исключить из числа свидетелей): Между тем функции, аналогичные выполняемым по уголовным делам дознавателем, могут быть реализованы как начальником подразделения дознания, так и оперативными сотрудниками органа дознания.4. Согласно Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (статья 50, часть 2). Конкретизируя данное конституционное требование, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает перечень нарушений, влекущих признание доказательств по уголовному делу недопустимыми, относя к ним все доказательства, полученные с нарушением его положений (статья 75). 17. На возмещение расходов, понесенных в связи с явкой по вызову и с проживанием (п. 1 часть 2 ст. 131 УПК РФ).9) применение дополнительных мер безопасности в отношении защищаемого лица, содержащегося под стражей или находящегося в месте отбывания наказания, в том числе перевод из одного места содержания под стражей или отбывания наказания в другое. Конституционный Суд отказался принять к рассмотрению жалобу на неконституционность положений ч. 3 ст.

56 «Свидетель УПК РФ в той мере, в какой она позволяет суду допрашивать сотрудников правоохранительных органов о содержании показаний лица, давшего их в отсутствие защитника и не подтвердившего их в суде.

Поводом для обращения послужило то, что в обвинительном приговоре в отношении заявителя, оставленном без изменения вышестоящими судебными инстанциями, имеются ссылки на показания сотрудников полиции.

Они были допрошены в качестве свидетелей об обстоятельствах задержания лица, сообщившего о совершенных преступлениях, уголовное дело в отношении которого было прекращено в связи со смертью.

Показания сотрудников полиции признаны недопустимым доказательством, поскольку получены с нарушением требований УПК РФ, признание протокола явки с повинной недопустимым доказательством не является безусловным обстоятельством для неприменения положений п.»и ч.1 ст.61 УК РФ. Данный вывод соответствует и правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом РФ в Определении от 06 февраля 2004 г. №44-О, согласно которой положения ст.

56 УПК РФ, определяющей круг лиц, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключают возможность допроса дознавателя, следователя, производивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий. Участие в качестве свидетеля в уголовном процессе – исполнение гос. обязанностей.Вы обязаны на время военных сборов сохранить за сотрудником средний заработок. Допрос несовершеннолетнего свидетеля по уголовному делу в суде? Эти затраты вам впоследствии возместит военкомат.

Прежде всего, обратимся непосредственно к Кодексу об административных правонарушениях:

Собственно, исходя их этого определения, никаких препятствий к выступлению в суде сотрудников полиции нет.

Таким образом, сотрудник полиции, составляющий административный протокол в переводе на уголовный процесс будет являться следователем либо дознавателем, а потом тот же сотрудник, выступая в суде, фактически становится прокурором, ведь он поддерживает свои доводы, изложенные в протоколе.

И в завершении всего тот же сотрудник становится еще и свидетелем (естественно обвинения), в этом качестве его и допрашивает суд.

Заметим, в свою очередь, что статус понятого близок к статусу свидетеля, тем более что впоследствии понятой может быть допрошен судом как раз в качестве свидетеля.

Так, в другом своем разъяснении Верховный Суд РФ пришел к справедливому выводу о невозможности привлечения сотрудника милиции (полиции) в качестве понятого при составлении протокола при производстве по делам об административных правонарушениях, именно ввиду возможной служебной заинтересованности такого лица в исходе дела.

В качестве свидетеля может выступать гражданин, который располагает какими-либо сведениями об обстоятельствах, имеющих значение для расследования и разрешения дела. Соответствующее положение закреплено в 1 части 56 статьи УПК РФ.

В первую очередь, необходимо верно подготовить перечень вопросов. Они должны быть составлены в определенном порядке. Обычно сначала идут основные вопросы, а затем – дополнительные, позволяющие наиболее полно раскрыть содержание тех или иных фактов.

Ход и итоги процессуального действия отражаются в протоколе. Свидетельские показания записываются от 1-го лица, по возможности слово в слово. В протоколе должны быть зафиксированы все вопросы, которые были заданы гражданину, и все ответы, полученные от него. Они закреплены в ст.

278 УПК РФ.

Если Вас вызвали на допрос

В норме установлен порядок допроса граждан в ходе судебного следствия. В соответствии с ее положениями, свидетели по уголовному делу допрашиваются порознь.

Допрос производится в отсутствие недопрошенных лиц,Во время рассказа свидетели часто говорят об известных им обстоятельствах в общих чертах, упуская отдельные детали, полагая, что они не особого значения не имеют, либо допускают неточности или ошибки.

Такие погрешности можно устранить на следующем этапе допроса, в ходе которого уполномоченный служащий задает лицу вопросы и получает на них ответы. Следователь будет задавать напоминающие вопросы, так как гражданин может не указать все детали и обстоятельства дела.

Если говорить о том, как вести себя у следователя на допросе в качестве свидетеля, то как раз не следует раздражаться или нервничать, если, как вам кажется, вам задают вопросы об одном и том же.

Лучше спокойно и точно отвечать.

  • вовремя приходить по повестке от следователя или суда;
  • предоставлять правдивые сведения;
  • предавать огласке информацию, полученную в процессе следствия.

Читайте другие статьи на сайте:

Источник: https://urist-onlain.ru/ugolovnyj-kodeks/dopros-sotrudnika-policii-v-kachestve-svidetelja-v.html

Сфера права
Добавить комментарий